Название: Экономика Крыма № 3 (40)`2012 - Научно‐практический журнал

Жанр: Экономика

Рейтинг:

Просмотров: 971

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 |



АНАЛИЗ ПОДХОДОВ К ОЦЕНКЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ РЕГИОНА

Усиление пространственной неоднородности развития административно-территориальных образований, под воздействием факторов внешней и внутренней среды, обосновало необходимость исследования представленных в экономической науке подходов к оценке социально-экономической дифференциации региона. При этом следует учитывать, что социально-экономическое развитие Украины и ее регионов осуществляется в условиях системной трансформации экономического пространства, формирования институциональных основ рыночной экономики, а также усиления межрегиональных противоречий, последствия которых проявляются в глубоких диспропорциях социально-экономического, культурного и демографического развития.

Это обусловливает необходимость совершенствования направлений региональной политики, которая предусматривает снижение негативных последствий социально-экономической дифференциации посредством эффективного использования внутреннего потенциала региона, оптимизации межрегионального распределения ресурсов, усиления взаимодействия структур власти и населения.

Следует отметить, что в экономической науке представлены подходы, в разной степени учитывающие региональные особенности и факторы, предопределяющие социально- экономическую дифференциацию региона. Так, ученые Дж. Гэлбрейт, А. Сен обосновали подход, который предусматривает определение обобщающих показателей, характеризующих тенденции социально-демографического и экономического развития региона [1, 2]. Шевелева Р.Н. также предлагает оценивать уровень социально-экономической дифференциации региона относительно качества жизни как категории, отражающей характер социальных, экономических и экологических явлений в обществе [3].

Принимая во внимание роль человеческого капитала в экономике региона, Л.М. Прокофьева обосновывает необходимость оценки уровня социально-экономической дифференциации региона, учитывая условия для воспроизводства рабочей силы как процесса непрерывного возобновления социальных, культурных и профессиональных характеристик и важнейшего элемента общественного способа производства [4]. Безъязычный В.Ф. обосновывает необходимость оценки уровня социально-экономической дифференциации региона относительно сферы образования, в рамках  которой  создаются  условия  для  развития  качественных  характеристик  человеческого

 

капитала [5]. Однако наличие большого количества нерешенных проблем регионального развития обусловливает необходимость дальнейшего исследования основных подходов и показателей оценки социально-экономической дифференциации региона.

Цель статьи состоит в обобщении современных подходов к оценке социально-экономической дифференциации, а также определении основных компонентов оценки уровня социально- экономической дифференциации региона, что позволяет выявить причины обострения социальных противоречий и дальнейшего развития процессов сегментации экономического пространства.

Следует отметить, что наиболее распространенным подходом к оценке социально- экономической  дифференциации  региона  является  подход,  предусматривающий  определение

доходов населения, как суммы денежных средств или материальных благ, которые получены или произведены домашними хозяйствами за определённый период времени. Так, согласно мнению ученых В.Н. Бобкова, Л.В. Костылевой, В. Куликова, подход к оценке социально-экономической дифференциации региона должен учитывать особенности процесса распределения и перераспределения  доходов  населения  как  категории,  отражающей  уровень  материального

благосостояния  [6,  7,  8].  Поэтому  основными  показателями  оценки  социально-экономической

дифференциации региона являются среднедушевые денежные доходы населения, месячные доходы (денежные и натуральные), совокупные доходы, располагаемые, реальные, доходы в среднем на душу населения, средняя номинальная и реальная заработная плата, средняя пенсия, стипендия, пособия.

Коллектив учёных [9] предлагают подход к оценке социально-экономической дифференциации, основанный на определении уровня саморазвития региона, под которым понимается состояние региональной общественной системы, обусловленное совокупностью внутренних закономерностей саморазвития и выражаемое количественными показателями. Учитывая сложность социально-экономических механизмов саморазвития региона, авторы подхода предлагают многомерные критерии, обеспечивающие возможность объективной оценки уровня

социально-экономического  развития.  Таким  образом,  реализация  данного  подхода  позволяет

осуществить межрегиональные сопоставления показателей, характеризующих административно- территориальные образования региона относительно уровня экономического роста, инновационности экономики, обеспеченности знаниями и внутренними инвестициями. Основываясь на результатах расчётов представленных критериев, регионы возможно классифицировать в зависимости от 16 типов, отражающих уровень саморазвития региональной общественной системы.

В работах И. Сторонянской предложен подход к оценке уровня социально-экономической дифференциации региона, основанный на выявлении характера процессов конвергенции/дивергенции социально-экономического развития [10]. При этом обоснована необходимость определения групп обобщающих показателей, изменение которых интерпретируется относительно влияния внешних факторов на уровень социально-экономической дифференциации региона. С целью определения характера региональных диспропорций предлагается использовать взвешенный коэффициент вариации, коэффициент Джинни, индекс Тейла и размах между максимальным и минимальным значением логарифма валовой добавленной стоимости на душу населения.

Вместе с этим, посредством использования метода факторного анализа обоснована совокупность наиболее значимых показателей, позволяющих максимально объективно оценить уровень социально-экономического развития региона, учитывая уровень промышленного, инвестиционного и финансового развития. Таким образом, выделены показатели, отражающие объем ВРП региона на душу населения, среднегодовой темп роста ВРП, инвестиции в основной

капитала на душу населения, темпы роста инвестиций в основной капитал, инвестиции в основной

капитал за счет средств государственного бюджета, прибыль от инвестиций на душу населения, доля прибыли от инвестиций в ВРП, доля промышленной продукции в ВРП, доля строительной отрасли в промышленности региона, доля добывающей промышленности в промышленности региона, доля внешнеторгового оборота в ВРП региона, финансовая помощь регионам, уровень безработицы в регионе, доля занятых в общей численности трудоспособного населения региона, темпы роста занятости, средняя заработная плата, доходы населения на душу населения, объем банковских вкладов на душу населения, миграционный прирост на одну тыс. человек, количество аспирантов на одну тыс. занятых, количество пользователей интернет, финансирование инновационной деятельности, количество населения в наибольшем городе региона.

 

Отечественные ученые З.В. Герасимчук и В.Л. Галущак, предлагают подход к оценке социально-экономической дифференциации, позволяющий определить уровень социально- экономического развития административно-территориальных образований с учетом проявления региональных особенностей в экономической, экологической и социальной сферах [11, с.76-86].

Основываясь на результатах оценки интегрального показателя, отражающего уровень социально-эколого-экономического развития региона, возможно ранжировать административно- территориальные образования, выделяя депрессивные, устойчивые и стабильно развивающиеся регионы.

В рамках подхода к оценке уровня социально-экономической дифференциации региона, А.О. Полынев обосновал необходимость интегральной оценки, предусматривающей сравнительный анализ общего уровня экономического развития региона, состояния важнейших отраслей материального производства, финансового положения региона, инвестиционной активности, уровня и дифференциации доходов населения, занятости и состоянии рынка труда, экологической ситуации,  состояния  важнейших  отраслей  социальной  сферы,  международной  экономической

активности [12, с. 68]. При этом ученый формализовал совокупность частных показателей, которые

характеризуют данные индикаторы:

общий уровень экономического развития региона – среднедушевые объемы валового регионального продукта, накопленного основного капитала, оборота розничной торговли и платных услуг населению, плотность автомобильных дорог с твердым покрытием, скорректированная с учетом фактической плотности населения, уровень обеспеченности городского населения телефонной связью, среднедушевой уровень производства продукции малыми предприятиями, средняя продолжительность жизни населения;

состояние важнейших отраслей материального производства – среднедушевые объемы производства промышленности и сельского хозяйства, промышленных товаров потребительского назначения, строительных подрядных работ;

финансовое положение региона – результаты финансовой деятельности предприятий отраслей экономики, учитывающие совокупные размеры их прибыли и убытков, уровень задолженности по заработной плате, среднедушевые собственные доходы территориальных бюджетов, степень бюджетной самостоятельности регионов по доле их собственных бюджетных доходов;

инвестиционная активность – среднедушевые объемы инвестиций в основной  капитал

отдельно  из  внебюджетных  и  бюджетных  источников,  масштабы  жилищного  строительства, объемы иностранных инвестиций;

уровень и дифференциация доходов населения – среднедушевые денежные доходы населения, соотношение средних размеров заработной платы и пенсии к размерам прожиточного минимума соответственно трудоспособного населения и пенсионеров, доля населения с доходами ниже величины прожиточного минимума;

занятость населения и состояние рынка труда – уровень зарегистрированной и общей безработицы, характеристики степени напряженности рынка труда, учитывающие численность незанятого экономически активного населения, количество свободных рабочих мест (вакансий), общую численность занятых в экономике;

состояние важнейших отраслей социальной сферы – уровень обеспеченности местами детей в дошкольных учреждениях, выпуска специалистов высшими и средними специальными учебными учреждениями, обеспеченность населения больницами и амбулаторно- поликлиническими учреждениями;

экологическая ситуация в регионах – удельные выбросы веществ, загрязняющих атмосферный   воздух  от  мобильных   и  стационарных  источников,  среднедушевые   объемы

образования  токсичных  отходов,  степень  улавливания  веществ,  загрязняющих  атмосферный воздух;

международная экономическая активность в регионах – среднедушевые объемы прямых и портфельных накопленных иностранных инвестиций, объем экспорта продукции, производство продукции предприятиями с участием иностранного капитала.

Вместе с этим, данный подход предусматривает расчёт индекса реального благосостояния

региона, который, по мнению А.О. Полынева, является интегральной характеристикой уровня социально-экономического развития:

 

ВРД i  ФПi 

 

ВРД

ФП   

 

I РБ        i           i  /i    i           ,     (1)

 

i

 

i                    Н         

РБ

Н i 

i           

 

где: Ii

ВРДi

 

– индекс реального экономического благосостояния региона i;

совокупный валовый доход региона i;

 

ФПi  – общий нетто-объём федеральной финансовой помощи региону i;

Нi  – численность населения региона i.

Таким образом, реализация данного подхода позволяет определить обобщающий показатель

– индекс относительной динамики регионального развития, основываясь на значениях которого возможно ранжировать регионы по уровню социально-экономической дифференциации.

Основу подхода В.Н. Василенко к оценке социально-экономической дифференциации региона, составляет необходимость определения характера неравномерности экономического роста, обуславливающего процессы пространственной поляризации и диспропорций в развитии территорий [13, с. 8]. С этой целью ученый предлагает оценивать показатели концентрации, показатели интеграции, конвергенции, характеризующие однородность экономического пространства, а также показатели дифференциации, дезинтеграции и дивергенции, позволяющие устанавливать изменения в неоднородности экономического пространства.

Принимая во внимание положения Концепции государственной региональной политики Украины, согласно которым определена необходимость создания условий для динамичного, сбалансированного развития регионов и сокращения региональных диспропорций, в работе И.М. Новак предложено осуществлять оценку уровня социально-экономической дифференциации региона посредством определения региональных диспропорций социального развития [14]. С этой целью  обоснована  целесообразность  расчета  коэффициента  вариации,  изменение  которого  во

времени характеризует увеличение или сокращение интервала значений региональных показателей

от среднего значения по стране. При этом оценка трендов данного показателя во времени позволяет определить тип регионального развития, выделяя ассиметричный, гармоничный или нейтральный.

Следует отметить, что в настоящее время с целью определения уровня социально- экономической дифференциации региона используется Индекс человеческого развития (ИЧР) – Human Development Index (HDI), который рассчитывается экспертами Программы развития Организации Объединенных Наций (ПРООН). Основу подхода составляет оценка среды жизнедеятельности общества, способной создавать условия для расширения реальных свобод человека в отношении повышения уровня благосостояния, социальной справедливости и устойчивости общественного развития.

Индекс человеческого развития является интегрированным показателем, который образуется индексом ожидаемой продолжительности жизни и измеряется показателем средней ожидаемой продолжительности жизни при рождении, индексом образования — показатели средней ожидаемой продолжительности обучения детей школьного возраста и средней продолжительностью обучения взрослого населения, а также индексом валового национального дохода — величина валового национального дохода (ВНД) на душу населения в долларах США по паритету покупательной

способности  (ППС).  В  развитие  данного  подхода,  М.  Римашевская  отмечает  необходимость

совершенствования методологии определения индекса развития человеческого потенциала и предлагает использовать показатели, позволяющие оценить уровень продолжительности жизни в отношении физического, психического и социального здоровья, профессионально-образовательных ресурсов, интеллектуального потенциала, культурно-нравственных и духовных ценностей, а также социокультурной активности граждан [15].

Таким образом, с целью определения уровня социально-экономической дифференциации региона традиционно используют показатели, характеризующие экономическое, социальное и экологическое развитие региона. Преимущественно, ученые акцентируют внимание на уровне благосостояния и качестве жизни населения, демографических и миграционных процессах, качественных характеристиках человеческого капитала, инновационности экономики, промышленном, инвестиционном и финансовом развитии.

Основываясь на результатах исследования подходов к социально-экономической дифференциации, следует отметить, что основной принцип оценки должен состоять в определении

 

характера трансформаций свойств региональной общественной системы, которые являются следствием влияния факторов внешней и внутренней среды и проявляются в тенденциях процессов социального, экономического и экологического развития. Это позволяет выделить в качестве компонентов оценки инвестиционную деятельность, инновационную деятельность, отраслевую структуру экономики региона, как составляющих конкурентоспособности региона, а также доходы населения, развитие человеческого капитала, экологическую ситуацию, что в целом определяет качество жизни населения региона. Реализация данного подхода обусловила необходимость разработки методического обеспечения оценки уровня социально-экономической дифференциации региона, учитывая особенности и динамику его развития.

Литература

Гэлбрейт Дж.К. Экономические теории и цели общества [Электронный ресурс] / Джон Кеннет Гэлбрейт. – Режим доступа: http://books.efaculty.kiev.ua/isekvc/4/

Сен А. Об этике и экономике / А. Сен. – М.: Экономика, 1996. – 320 с.

Шевелева Р.Н. К вопросу оценки качества жизни населения / Р.Н. Шевелева // Региональная экономика: теория и практика. – 2010. – № 14(149). – С. 67-76.

Прокофьева Л.М. Различия в уровне жизни разных демографических типов семей с детьми / Л.М. Прокофьева // Бедность: взгляд ученых на проблему: сборник. – М.: ИСЭПНРАН, 1994. – Вып. 10. – С. 150-

168.

Безъязычный В.Ф. Современные подходы к категории «качество жизни» и ее роль в планировании социальной политики управления регионом / В.Ф. Безъязычный // Качество и жизнь. – 2002. – №1. – С. 17-21.

Бобков В.Н. Бедность, уровень и качество жизни: методология анализа и механизмы реализации /

В.Н. Бобков // Уровень жизни населения регионов России. – 2005. – №1. – С. 7-20.

Костылева Л.В. Пространственные аспекты социально-экономической дифференциации населения региона / Л.В. Костылева // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. – 2009. –

№3(7). – С. 82-92.

Куликов В. Социальная политика как приоритет и приоритеты социальной политики / В. Куликов, В. Роик // Российский экономический журнал. – 2000. – №1. – С. 3-17.

Регионы России: классификация по признаку саморазвития / Ю.Г. Лаврикова, В.В. Акбердина, А.В. Душин [и др.] // Региональная экономика. — 2010. – № 19(154). – С. 2-16.

Сторонянська І. Оцінки асиметрії соціально-економічного розвитку регіонів України та обґрунтування пріоритетів державної регіональної політики / І. Сторонянська // Регіональна економіка. – 2006.

– № 4. – С. 101-111.

Герасимчук З.В. Політика розвитку проблемних регіонів: методологічні засади формування та реалізації: монографія / З.В. Герасимчук, В.Л. Галущак. – Луцьк: Надстир'я, 2006. – 256 с.

Полынев А.О. Межрегиональная экономическая дифференциация: методология анализа и государственного регулирования / А.О. Полынев. – М.: Едиториал УРСС, 2003. – 208 с.

Василенко В.Н. Экономико-правовые проблемы развития территориальных систем / В. Н. Василенко // Экономика и право. – 2009. – № 2. – С. 5-10.

Новак І.М. Оцінка диспропорцій соціального розвитку регіонів України: пропозиції щодо визначення     та     подолання     [Электронный     ресурс]     /     І.М.     Новак.     –     Режим     доступа:

http://www.nbuv.gov.ua/portal/soc_gum/Vpu/ Ekon/2009_7/43.pdf

Римашевская Н.М. Качество человеческого потенциала в современной России [Электронный ресурс] / Н.М. Римашевская. – Режим доступа: http://sbiblio.com/biblio/archive/rimashevskaja_kachestvo/

Рецензент докт. экон. наук В.В. Чепурко

338.33:338.45             Покотилова О.І., аспірант, Інститут економіки промисловості НАН України



Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 |

Оцените книгу: 1 2 3 4 5

Добавление комментария: