Название: Кадровый потенциал. - Семенова Л.А.

Жанр: Социология

Рейтинг:

Просмотров: 1441

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 |



3.4. Обозначившийся подход: «Не в рабочие пойду, а пойду в чиновники…»

Система профессиональной, трудовой социализации в стране крайне неэффективна и не соответствует изменяющейся структуре производства в условиях рынка, что проявляется в структурном несоответствии профессионального  профиля  учебных  заведений  всех  уровней потребностям рынка труда. Недостаточная информированность о специфике многих видов профессиональной деятельности,  о ситуации на рынке труда ведет к перекосам в представлениях молодежи о наиболее престижных и востребованных профессиях. Не имея собственного опыта, молодые люди не всегда могут понять и сформулировать, чего они хотят, но очень чутко реагируют на социальные сигналы, которые посылает общество – насколько и какой труд оно ценит, насколько справедлива оплата труда и т.п.

Ориентируясь на     «символическое пространство значимых профессий», опрошенные нами школьники и студенты наиболее престижными считают профессии юриста, работника финансовой сферы, менеджера, экономиста, госслужащего, политика, работника шоу-бизнеса и т.п. Заметим, если респонденты называют профессию врача, то непременно уточняют: стоматолога или пластического хирурга – именно эти врачебные специализации являются наиболее высокодоходными в медицинской сфере.   Опрошенными не было названо ни одной рабочей и индустриальной   профессии  вообще.  И  учебные  заведения  в  избытке

готовят кадры по «популярным» профессиям, открывают востребованные специализации в непрофильных вузах (например, в педагогических институтах готовят юристов и «менеджеров широкого профиля»), ориентируясь не на потребности рынка труда и работодателей, а на устремления молодёжи. Стремление получить «престижное» - экономическое, юридическое, финансовое и др. – вузовское образование оборачивается перепроизводством специалистов этого профиля, сложностями с трудоустройством по специальности, девальвацией вузовских дипломов.

Однако   рынок   труда   испытывает   потребность   прежде   всего   в рабочих, в том числе высококвалифицированных. К примеру, по данным службы занятости, на рынке труда в г. Туле предложение специалистов с высшим образованием превышает спрос в 2,4 раза, со средним профессиональным образованием в 1,5 раза, тогда как спрос на рабочих- станочников в десять раз превышает предложение. Подобная ситуация наблюдается во многих регионах страны. В Москве, например, самыми востребованными летом 2011 г. были строительные специальности, профессии  водителя,  слесаря,  продавца,  работники  связи  и обрабатываюшей промышленности и т.п., а горожане искали профессии юристов, администраторов, дизайнеров и т.п. В целом же по Москве структура потребности в работниках в I полугодии 2011 г. выглядела следующим образом: рабочие профессии – 64,2%; должности и специальности служащих – 35,8%, в том числе по формам собственности: государственные    учреждения    –    16,4%,    организации    иных    форм

собственности – 83,6% [см. 17]6.

6 По данным портала HeadHunter.ru,  в 2010 г. наибольший рост числа вакансий (то есть повышенный спрос) на рынке труда был отмечен в сегменте «Рабочий персонал» - за год он составил 322% . Нехватку рабочих профессий подтверждают и данные портала Superjob.ru, в соответствии с которыми в мае 2011 г. на третьем месте среди наиболее востребованных профессий в России оказались квалифицированные рабочие. Первое заняли менеджеры по продажам, второе – инженеры. В первую десятку также попали продавцы,

В наших исследованиях фиксируется падение престижа рабочих профессий у молодежи, в качестве причин которого можно назвать:

1) отсутствие экономических стимулов, в том числе неэффективная занятость на малоуспешных и неконкурентоспособных предприятиях, которые не могут и/или не желают платить соответствующую зарплату;

2) ограниченные возможности для карьерного роста;

3) непривлекательность физического труда для поколения, выросшего в новых условиях;

4) усиление потребительских ориентаций, соблазн получения «легких денег»;

5) отсутствие факторов «привязки» работника к предприятию, существовавших в советское время (возможность получить бесплатное жилье, развитая социальная инфраструктура – детские ясли, сады, базы лечения, отдыха и т.п.).

Исчезает такой важный фактор трансляции профессиональной субкультуры, как рабочие династии, роль семейных традиций в профессиональном выборе детей.  По данным исследования, проведённого среди рабочих Удмуртии [см. 18], роль семейных традиций в наследовании профессии рабочего понижается с возрастом: в группе рабочих старше 50 лет продолжили семейную рабочую традицию 22,6%; в группе 40-49 лет –

13,8%; в группе 20-29 лет – 4,8%.

В   совокупности   с  низкой   заработной   платой   названные   выше факторы способствуют не только падению престижности работы в промышленности, но утрате интереса к индустриальным профессиям вообще, в том  числе со стороны  молодёжи,  которая не мотивирована к получению рабочих профессий, к работе на промышленных предприятиях.

Перечисленные  выше  причины  плюс  разрушение  системы  подготовки

неквалифицированные рабочие, бухгалтеры, торговые представители, водители, врачи и программисты – http://lenta.ru/articles/2011/06/07

кадров как на уровне предприятия, так и на уровне государства обернулись нарастающим дефицитом индустриальных профессий и массой рабочих вакансий на рынке труда. В этом плане симптоматично название публикации  в  «Российской  газете»:  «Завод  кончается.  В профессиональных училищах дефицит абитуриентов, а на производстве – квалифицированных рабочих» [см.19]. Речь идёт о том, что в Хабаровском крае план по набору в ПТУ не выполняется несколько лет, а весной, в период выпуска, у ворот училища в очереди стоят работодатели с просьбой дать хороших ребят. В тоже время   в вузах города ажиотаж вокруг профессий стоматолога, переводчика, а конкурс в академию государственной службы (профессия – чиновник) 18 человек на место. Подобная ситуация характерна и для других крупных промышленных центров.

На российском рынке труда наиболее остро ощущается  потребность именно в рабочих кадрах (более двух третей вакансий), которые готовит система  начального  профессионального  образования  (НПО),  и наблюдается превышение предложения специалистов с высшим образованием над спросом. При этом изучение проблем формирования кадрового потенциала рабочего класса (слоя, страты, пролетариата, сообщества рабочих профессий, работников физического труда – можно выбрать любое), как и проблемы самого рабочего класса, исчезли из поля зрения исследователей, хотя сам класс (страта, слой и т.д.) не перестал существовать с проведением «бурных» рыночных преобразований и экономических преобразований. Внимание исследователей переключилось на выявление и изучение «новых» для постсоветской России социальных слоёв и групп – предпринимателей,  «нового среднего класса», различных

«элит» (политических, военных, промышленных) и др.

Для  понимания  феномена  «исчезновения»  рабочего  класса  из  поля зрения  политиков, аналитиков и прочих гуманитариев полезно, по нашему

мнению, обратиться к рассуждениям А.М.Панарина о принципах постмодернизма, реализуемых при анализе современной российской действительности. Он пишет: «постмодернистская философия …показала, что   в   общественной   жизни,   в   истории,   ничего   не   наличествует

«естественным образом», без особой духовной работы, связанной с символическим оформлением и санкционированием тех или иных практик в рамках влиятельной системы ценностей. Те или иные субъекты должны быть наделены особым символическим капиталом – то есть обладать способом получения широкого признания и завоевания общественного мнения – в противном случае они обречены на статус незамечаемых и игнорируемых,   даже   несмотря   на   свое   несомненное   присутствие   и значение в социальной жизни». В свое время, благодаря стараниям К.Маркса,  В.И.Ленина,  их  последователей  рабочий  класс  был  наделен таким «символическим капиталом», превратившись из «класса в себе» в

«класс для себя», став сознательным субъектом действия. В современной

России  наблюдается  обратный  процесс  –  трудящиеся  снова  становятся

«классом в себе»,   ибо   интеллектуалы, стараниями которых факты эмпирической  жизни  могут  получить  необходимое  символическое значение и признание, отказали рабочему классу в «ценностном алиби». Поэтому «рабочая проблема сразу же перешла из области «наличия» того, что признано, принимается всерьез и обсуждается, в область символически

«неналичного», в тень общественно игнорируемого». Факты уменьшения численности рабочих, реального ухудшения качества их жизни, задержки зарплат, снижения общего жизненного уровня «не наделяются былым символическим значением, не становятся поводом подать голос для тех, кто реально наделен правом голоса, то есть не только обладает доступом к СМИ, но и соответствующим интеллектуальным авторитетом» [cм.20].

Годы проводимых в России реформ не могли не сказаться на количестве и качестве рабочего класса. Его численность в целом по России за 90-е

годы ХХ столетия сократилась на 14 млн. человек или в 1,4 раза; рабочих, занятых в промышленном производстве, стало на 7 млн. меньше. В последние годы социологи вновь обратились к анализу проблем рабочего класса, в частности его трансформации в рыночных условиях, при этом немногочисленные исследователи современной ситуации с российским рабочим классом при разнообразии подходов единодушны в следующем:

1) уменьшается численность рабочего класса и его доля среди занятого населения,

2) наблюдается профессиональная деградация рабочего класса (сокращается доля квалифицированных рабочих, растет число неквалифицированных, ¾ рабочих не повышают квалификацию, то есть рабочий класс не развивается),

3) видна отчетливая тенденция старения рабочего класса из-за отсутствия притока молодых кадров,

4) идет отток рабочих из сферы производства в сферу обслуживания,

5) происходит снижение социального статуса рабочих, то есть очевидна нисходящая групповая мобильность,

6) ухудшилось социальное самочувствие рабочих, большинство испытывает страх потерять работу, отсюда снижение социальной и политической активности.

В развитых странах тоже наблюдается тенденция снижения доли рабочего класса, однако там этот процесс сопровождается ростом его квалификации,  и  является  результатом  совершенствования технологических процессов, внедрения достижений научно-технического прогресса и т.п. В нашей стране сокращение шло за счет увольнения молодых квалифицированных рабочих из наукоемких, технологичных отраслей, в том числе с предприятий оборонно-промышленного комплекса вследствие   непродуманной   конверсии.   Наибольшие   кадровые   потери

понесли именно технологически «продвинутые» отрасли: приборостроение (численность рабочих в 1998 г. к 1990 г. составила 25,1%), тракторное и сельхозмашиностроение (36,7%), станкостроительная и инструментальная промышленность (41%), электротехническая (45,9%), машиностроение и металлообработка(48,4%). В результате на производстве оставались кадры с невысокой квалификацией, а ушедшие теряли квалификацию[21]. Наряду с этим в условиях, когда единственной целью предприятий зачастую становилось выживание, их техническая база не обновлялась (лишь 13% оборудования укладывается в рамки нормативного срока 12-13 лет). В наихудшем положении оказалось станкостроение, которое должно обеспечивать другие отрасли оборудованием, необходимым для модернизации. В этой связи хотелось бы процитировать наблюдения доцента  Самарской  сельскохозяйственной  академии  Иосифа  Брумина, сорок лет преподающего на инженерном факультете. Он пишет, что в последнее время у студентов исчезает интерес к инженерно-техническим знаниям и работам, выпускники не спешат стать инженерами, их больше привлекает работа в офисе, должность менеджера и даже охранника. Анализируя в последние годы профессиональный состав выпускников заочного факультета, И.Брумин пришел к выводу, что «Среди молодых людей в возрасте 25-40 лет исчезли как класс станочники. Однако станочники – это основа любого машиностроения, это элита производства»[22].

Переход к рыночной экономике сопровождался массовым спадом промышленного производства и оттоком основного состава квалифицированных работников трудоспособного возраста в другие секторы   экономики,   в   итоге   предприятия   теряли   лучшие   кадры.   В условиях трансформации экономических отношений вместе с утратой ценностных  ориентиров  на  достижение  высоких  результатов коллективного    труда    усилились    индивидуалистические    настроения

(заметим,  что    из  лексикона  как  в  обыденной  речи,  так  и  в  прессе,  в научной литературе практически исчезли понятия «коллектив», «трудовой коллектив»,   им   на   смену   пришли   «персонал»,   «кадровый   состав»,

«сотрудники»). Негативное влияние на трудовую мотивацию оказало понижение социального статуса работника и отстранение его от собственности. Так, доля собственности работников российских предприятий за период 2000-2005 г.г. сократилась с 43,6% до 27%; при этом на каждом седьмом предприятии персонал оказался вообще свободным от собственности [23]. Наблюдается  разрыв между интересами работника и предприятия, работника и государства, которое не защищает его социальные и экономические права, не заботится о развитии и воспроизводстве рабочей силы, исчезли факторы «привязки» работника к предприятию (возможность получить бесплатное жильё, пользоваться развитой социальной инфраструктурой и др.)

Отмеченные выше тенденции свидетельствуют, на наш взгляд, о том, что Россия движется не столько по пути модернизации, сколько  по пути деиндустриализации. Именно поэтому потребности рынка труда, перспективы развития страны свидетельствуют о необходимости совершенствовать, модернизировать, а не сокращать систему начального профессионального  образования  (НПО),  призванную  готовить  рабочих того уровня и квалификации, которых требует современное производство.7

Однако сегодня уже никто не  агитирует за получение рабочих профессий.

По представлениям школьников, идти в ПТУ – заранее записать   себя в

«лузеры», неудачники, поскольку   рабочие профессии ассоциируются у

7 По данным РОССТАТА, в 1990 г. в стране работало 4328 учреждений начального профессионального образования, в 2009 г. – 2658, причем с 2005 г. сюда включаются учреждения высшего и среднего специального образования, реализующие программы начального профессионального образования. В 1990 г. в учреждениях НПО было подготовлено

1млн 272 тыс.  квалифицированных рабочих, в 2009 г. – 538 тыс .- Электронный реcсурc РОССТАТА. Начальное профессиональное образование. Число образовательных учреждений начального профессионального образования.URL:http://www.gks.ru

них только с тяжелым, неквалифицированным трудом, хотя современное производство испытывает большую потребность в рабочих высокой квалификации, способных работать на высокотехнологичных производствах.

Ситуация на рынке труда диктует необходимость активной профориентационной работы прежде всего в школе на этапе выбора профессии молодыми людьми, информирования их о ситуации на рынке труда, способах поиска места учёбы, работы, навыков общения с работодателями. Пока же приоритетными источниками информации о возможностях трудоустройства для школьников остаются прежде всего родственники, знакомые, затем СМИ, Интернет и уличная реклама. Немаловажное значение имеет и  сложившееся в социуме общественное мнение о непрестижности рабочих профессий, учебы в профучилище или колледже.

Складывается противоречивая ситуация. С одной стороны, рынок труда требует квалифицированных специалистов рабочих профессий, с другой – система начального профессионального образования, готовящая их, испытывает серьёзные трудности: средний износ основных фондов материально-технического оборудования составляет 85%, износ учебного оборудования составляет 80-100%, то есть не обновляется материально- техническая база образовательных учреждений НПО (как готовить современных квалифицированных рабочих на устаревшей технике?), которые к тому же испытывают острую нехватку мастеров производственного обучения, а работающие мастера в основном пенсионного возраста. С ликвидацией  института «базовых предприятий» изменились условия для прохождения учащимися производственной практики на рабочих местах, предоставлявшихся ранее работодателями бесплатно, что сказалось как на качестве обучения, так и на успешности профессиональной   адаптации   учащейся   молодёжи.   Может   ли      этих

условиях система НПО готовить квалифицированных рабочих для современного производства, для поддержки процессов модернизации в стране?..

Сегодня средний возраст высококвалифицированных рабочих приблизился к 60 годам. Они не мобильны и не способны к переобучению, поэтому «омоложение» рабочих кадров чрезвычайно актуально и с точки зрения профессионального человеческого потенциала, и с точки зрения безопасности страны. Уже проблематично найти квалифицированные рабочие кадры для оборонных предприятий, производящих продукцию, которая обеспечивает обороноспособность страны, развитие высоких технологий и т.п. (они утеряны за время обвальной и непродуманной конверсии  в  90-ые  г.г.)  Неужели  придётся  набирать     на  эти  заводы рабочих-иностранцев?…8  Описанной выше ситуации с рабочими кадрами противоречат положения обсуждаемого сейчас нового Закона об образовании (Проект), в соответствии с которым в перечне уровней профессионального    образования остались лишь среднее и высшее профессиональное образование, а исчезло начальное профессиональное образование (НПО), в учреждениях которого готовились молодые рабочие кадры. Кто будет их готовить – не ясно (в колледжах, согласно проекту, будут   давать   степень   бакалавра).   Однако   инновационной   экономике нужны  не  только  «мозги  и  умы»,  но  и  квалифицированные,  «умелые руки», которые будут воплощать в жизнь инновационные идеи.

Нельзя   сбрасывать   со   счётов   и   важную   социальную  функцию системы начального профессионального образования, задача которого не только   дать   подростку   определенную   профессию   и   обеспечить   ее

востребованность на рынке труда.     Это важный социальный институт,

8 По прогнозам лаборатории прогнозирования трудовых ресурсов Института народохозяйственного прогнозирования РАН, численность иностранной рабочей силы в промышленности и сфере услуг в России будет расти  и  через 14 лет составит 3,5%- 4,4 млн. чел. Это примерно 7-8% от общей численности занятого населения России в 2025 г. – Со ссылкой на газету «Коммерсант» портал Lenta.ru - http://lenta.ru/articles/2011/06/07

где молодежь усваивает нормы доминирующей культуры, особенности профессиональной субкультуры, получает, помимо профессиональной, общеобразовательную подготовку, то есть проходит важный этап профессиональной социализации. Система профессиональной подготовки в какой-то степени «оттягивает» подростков с улицы, тем самым снижая вероятность  криминализации этой  части  молодежи,  представители которой зачастую являются выходцами из     малообеспеченных, неблагополучных семей, многие воспитывались вне семьи.

Профессиональное училище выступает в роли агента и социализации подростка, и социального контроля за ним, и это особенно важно, ибо в подростковом возрасте еще не развиты механизмы самоконтроля. Этот аспект необходимо учитывать, планируя реорганизацию системы начального профессионального образования, тем более её ликвидации, как предлагают некоторые «модернизаторы» образования вслед за рекомендациями   Международного   банка   реконструкции   и   развития

«закрыть профессиональные училища, которые не могут провести структурную перестройку».

В последние годы растёт интерес молодёжи к профессии чиновника, и это отчасти можно объяснить тем, что в обществе сложилось мнение о чиновниках как о наиболее «успешной» социальной группе, более всего выигравшей от проводимых в стране реформ. В Табл.4 приведены мнения на этот счёт студентов, опрошенных в г.г. Кирове и Волгограде в 2010 г., которые считают, что именно высокопоставленные чиновники – со значительным отрывом - больше других социальных групп получили пользы  от  российских  реформ.  Поэтому  не  удивительно,  что  растёт конкурс в вузы на специальность «государственное и муниципальное управление» (ГМУ), где готовят чиновников различного уровня. В 2010 г. на эту специальность в Российском государственном гуманитарном

Табл.4. Распределение ответов  на вопрос:  «С вашей  точки  зрения, какие  из перечисленных ниже социальных групп выиграли от проведенных  в  России  реформ,  а  какие   проиграли?  Дайте, пожалуйста, ответ в каждой строке»

(Данные представлены в баллах. Континуум  от 5 – «выиграли» до 1 –

«проиграли»)

 

 

КИРОВ

ВОЛГО-

ГРАД

Всего по

масссиву опрошенных

Квалифицированные

рабочие

3,57

3,42

3,49

Неквалифицированные

рабочие

2,42

2,67

2,56

Люди с высшим

образованием

3,64

3,44

3,53

Люди со средним

образованием

3,01

2,96

2,98

Высокопоставленные

чиновники

4,41

4,27

4,33

Простые госслужащие

3,20

3,31

3,26

Крестьяне

2,12

2,03

2,08

Руководители предприятий и

учреждений

3,63

3,55

3,59

Предприниматели

3,84

3,56

3,69

Жители больших городов

3,45

3,54

3,50

Жители малых городов

2,55

2,78

2,67

Молодежь

3,17

2,98

3,06

Люди среднего возраста

2,94

2,90

2,92

Старики

2,75

2,78

2,77

Русские

3,32

2,98

3,14

Нерусские

2,90

3,29

3,12

Ученые

3,41

2,87

3,13

Творческие люди-художники,

музыканты

3,09

2,81

2,94

Женщины

3,42

3,33

3,37

Мужчины

3,25

3,26

3,26

Верующие

3,15

3,20

3,18

Неверующие

2,83

2,89

2,86

университете (РГГУ) претендовали несколько десятков человек на место, в   Высшей школе экономики (ГУ-ВШЭ) на 60 бюджетных мест было подано 1150 заявлений [см.24]. Аналогичная ситуация складывается в других городах и вузах, где имеется эта специализации, а в некоторых вузах она введена с этого года, т.е. набор на специальность ГМУ увеличился.

Мотивация молодых: по их мнению, это возможность заработать легкие и большие деньги, обрести высокие статусные (властные) позиции, стать «успешными», некоторые рассматривают чиновничью карьеру как ступеньку к депутатству (например, среди опрошенных нами студентов факультета ГМУ Волгоградской Академии госслужбы 11,5% в качестве жизненной цели назвали «заняться политикой», для сравнения: среди студентов-медиков в г. Кирове – лишь 1,9%). Однако как это согласуется с планами руководства страны по сокращению армии чиновников на 20% в

ближайшие три года, с потребностями рынка труда?9 Не получим ли мы в

итоге  или  раздутую  армию  чиновников,  или  рост  безработицы  среди молодежи?



Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 |

Оцените книгу: 1 2 3 4 5

Добавление комментария: