Название: Кадровый потенциал. - Семенова Л.А.

Жанр: Социология

Рейтинг:

Просмотров: 1361

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 |



3.2.Сложности  социально-профессионального «старта»

Для современной ситуации в России характерно изменение модели социального старта: интеграция молодежи в общество отличается большей сложностью и продолжительностью, чем прежде; молодежь дольше остается в системе образования, с трудом находит нишу на рынке труда, материально зависит от родителей. Поэтому ориентация на работу по полученной специальности в ряде случаев может быть неустойчивой и зависеть от конкретно складывающихся обстоятельств. В нашем исследовании около половины учащихся профучилищ  никак не связывают

свое будущее с избранной специальностью и не собираются по ней работать. Названная тенденция фиксируется и у студентов    вузов различных профилей, в том числе даже военных. Показательны в этом плане результаты опроса, проведенного с 1 июня по 3 августа 2009 г., и представленные на сайте Правительства Москвы (опрошено 1535 чел.). На вопрос «Работаете ли Вы по полученной в учебном заведении профессии (специальности)?» утвердительно ответили менее трети - 30,6%, «нет» сказали 69,4%  [см.8]. Тот факт, что более половины выпускников вузов работают не по специальности, свидетельствует о несоответствии предложения  спросу  на  квалифицированные  кадры,  о разбалансированности системы образования, её несоответствии  структуре потребностей рынка труда (где две трети вакансий - это рабочие профессии), что происходит вследствие ослабления профессионально- экономической функции образования. Образование из опосредующего выбор профессии института превратилось в самодостаточный институт, и перестало  служить  целям утверждения  человека в профессии. Молодой человек овладевает скольким угодно количеством профессий, не собираясь в них работать. Профессия не рассматривается ни как сфера приложения своих  усилий,  ни  как  инструмент интеграции  в социальную  структуру.

Несогласованность действий таких важнейших институтов социализации, как образование и занятость (трудовая, профессиональная занятость), которую можно рассматривать как следствие отсутствия планирования подготовки кадров, порождает невостребованность обществом квалифицированных кадров из числа молодежи. Социальные последствия этого - рост риска депрофессионализации и нисходящей социальной мобильности  наиболее квалифицированных молодых людей, рост безработицы среди молодежи. Нынешних 18-20 летних безработица сопровождает всю сознательную жизнь и не является для них чем-то нелигитимным,    а    скорее    нормой.    Возникает    инерция    привычной

безработицы, "культура безработицы" с опасными социальными последствиями, а именно: нестабильность занятости, отсутствие опыта трудового участия формирует ориентацию на незанятость, которая со временем становится устойчивой, доминантной. Обратный эффект молодёжной безработицы – «вынужденный досуг», который меняет привычный образ жизни, формирует новые виды активности, зачастую негативной. В итоге в современном российском обществе формируется некий конгломерат «молодежного труда и учебы, молодежного досуга и молодежного потребления, который является паллиативом жизненной стратегии, нацеленной на стабильную, постоянную работу с перспективой профессиональной карьеры и последовательного роста материального благополучия. Этот конгломерат складывается по принципу замещения в результате   того,   что   общество   не   в   состоянии   предоставить   всему молодому поколению условия реализации важнейших жизненных ценностей труда в традиционной модели»[9].

Проводимый нами ежегодный мониторинг статистических данных положения молодёжи на рынке труда позволяет говорить о довольно устойчивой тенденции:  по данным РОССТАТа, в целом по России число молодёжи до 25 лет среди безработных колеблется в последние годы в пределах 27-29%% (со значительными отличиями по регионам: в Москве, например, в  I полугодии 2011 г. число безработных в возрасте 16- 24 лет составило 7,6%). На февраль 2011 г. молодёжь в возрасте до 25 лет в среднем по России составила среди безработных 25,9% (то есть каждый четвёртый), в том числе в возрасте 15-19 лет – 4,4%, 20-24 лет – 21,6%. По сравнению с январём 2011 г., то есть за месяц, численность безработных в возрасте 15-24 лет  выросла на 49 тыс. человек, или на 3,5%. Высокий уровень безработицы отмечался в возрастной группе 15-19 лет (30,3%) и

20-24 лет (16,3%). В июле 2011 г. в среднем по России численность безработной молодежи в возрасте до 25 лет среди безработных выросла до

30,5% [см. 10]. На этом фоне логично, что, по данным наших опросов, 80-

90% студентов-старшекурсников очень озабочены проблемой трудоустройства после окончания вуза, а от 20,3% (Волгоград) до 35% (Киров) совмещают учёбу с работой не только ради дополнительного заработка, но  и с целью приобретения опыта работы, который весьма востребован работодателями при трудоустройстве.

Молодежная безработица, растущее социальное расслоение в России увеличивают  разрыв            между            активно          рекламируемым        имиджем

«молодости» и социальным опытом подростков, молодежи, лишенных необходимых социальных и культурных ресурсов. Существуют большие группы молодежи (в том числе как следствие социального, возрастного неравенства - у молодежи, к примеру, меньше возможностей получить хорошую, тем более высокооплачиваемую работу, жилье и т.п.), для которых рекламируемые и навязываемые    «прелести» молодежной субкультуры недоступны. У них нет соответствующих ресурсов, возможностей для восходящей социальной мобильности. В   подобной ситуации  возможным средством для приобретения желаемых статусных позиций, формирования чувства собственного достоинства, самоутверждения     остается     уход     в     криминальную     деятельность,

«делинквентное решение». Если нет возможности утвердиться в мире взрослых легитимно (Как? Трудом? Но работу найти невозможно да и не престижно это -  «пахать за копейки»), ищутся другие формы: не активно- позитивные, а негативно-активные – преступления, экстремизм, насилие, уход в алкоголь, наркотики, самоубийство. В январе-августе 2011 г.   число несовершеннолетних, совершивших преступления, достигло 43,6 тыс., что составило 6,1% от общего числа совершивших преступления лиц [11]. Растёт алкоголизация подростков и число преступлений, совершаемых ими в состоянии алкогольного опьянения. Тяжкие преступления подростков отличаются  повышенной  жестокостью  и  совершаются,  как  правило,  в

группе (а это уже организованная преступность). Повышается криминальная активность несовершеннолетних девушек, всё чаще подростки вовлекаются в экстремистскую деятельность. По свидетельству министра МВД Р.Нургалиева, рост безработицы на один процент даёт скачок преступности на 5% [см.12].

В отсутствии возможности заняться    деятельностью, которая соответствовала бы профессиональной ориентации или запросам молодых, их удовлетворяет сам факт наличия работы, будь то краткие договора, случайные подработки, работа, далекая от полученной специальности и т.п. Отсутствие постоянной занятости, частая смена работы, жизнь подработками,  то  есть  транзитивные,  промежуточные      формы занятости, не способствуют развитию профессиональных трудовых навыков как предпосылки последующих высоких заработков, достижению более высоких статусных позиций, усвоению норм профессиональной субкультуры, формированию корпоративной трудовой этики, то есть установлению   прочных   социальных   связей,   интеграции   молодежи   в социум. Молодой человек становится своеобразным «профессиональным туристом», путешественником по профессиям, часто меняющим профессию, специализацию, место работы. В современной России фактически складывается ситуация, когда выбор профессии, профессиональное самоопределение начинается не до, а после получения профессионального образования. В этом плане характерно высказывание студентки Московского Института туризма и гостеприимства: «Такой профессии, о которой мечтала в школе, не было. Думаю, что пойму это (какая профессия нравится – Авт.), когда поработаю на разных работах, и пойму, что ближе мне». Подобная межпрофессиональная мобильность имеет, пожалуй, лишь одно позитивное качество – повышает адаптивность индивида к изменяющимся условиям. Однако негативных   последствий значительно больше обозначенных выше.

Сложное положение молодёжи на рынке труда, её неконкурентоспособность, малая востребованность работодателями усугубляется и другими факторами, к числу которых можно отнести:

1) недостаток у молодёжи профессиональных знаний;

2) отсутствие необходимой квалификации и трудовых навыков;

3) нежелание работодателей нести дополнительные расходы, связанные с организацией профессионального обучения/переобучения молодых работников;

4) необходимость предоставления ряда льгот несовершеннолетним работникам, предусмотренных Трудовым Кодексом РФ;

5) уход молодых женщин в длительный отпуск, связанный с рождением ребёнка;

6) инфантилизм, безответственность части молодых людей;

7) невысокая деловая активность и др.

Наряду    с    этим,    работодателями    используются    разнообразные

«ловушки» как способы обмана неопытной молодёжи при трудоустройстве, в частности, это касается оплаты труда принятых на работу с так называемым «испытательным сроком» или стажёров. Например, по данным опроса исследовательского центра портала Superjob.ru, только 16% опрошенных работодателей ответили, что оплачивают труд студентов-стажёров наравне со штатными сотрудниками, занимающими сходные должности. Половина респондентов  (51%)  платят  стажёрам  меньше,  чем  штатным сотрудникам компании, а 25% вообще не считают нужным оплачивать труд стажёров утверждая, что после стажировки возьмут их на полный оклад. 44% российских компаний вообще не практикуют приём стажёров[13].

Отметим также декларативность многих правовых норм, направленных на   защиту   молодежи.   Так,   практически   сошла   на   нет   программа

«Молодёжная практика» (принята в 1994 г.), направленная на организацию временной занятости безработной молодёжи. Не реализованы на практике положения Федеральной целевой программы содействия занятости населения РФ на 1998-2000 г.г., предполагающие гарантированное трудоустройство молодёжи, завершающей профессиональное образование; разработку мер, обеспечивающих приоритет молодежи в приёме на предприятия всех форм собственности после завершения образования; активное содействие молодёжи в организации собственного дела, малого бизнеса и др.

В условиях сложностей с трудоустройством для молодежи необходимость браться за любую работу (то есть дисбаланс между профессиональным выбором и возможностями его реализации) ослабляет профессиональную социализацию как процесс усвоения социально- профессиональных норм и освоения ролевых моделей поведения (в том числе профессиональных), не способствует формированию устойчивых профессиональных групп, воспроизводству социальной структуры.



Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 |

Оцените книгу: 1 2 3 4 5

Добавление комментария: