Название: Аритмии сердца - М.С. Кушаковский

Жанр: Медицина

Рейтинг:

Просмотров: 1341

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 |



ЛЕЧЕНИЕ И ПРОФИЛАКТИКА ПРИСТУПОВ ЖТ У БОЛЬНЫХ, ПЕРЕНЕСШИХ ИНФАРКТ МИОКАРДА, СТРАДАЮЩИХ ХРОНИЧЕСКОЙ ИБС ИЛИ ДРУГИМИ ОРГАНИЧЕСКИМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ СЕРДЦА (ИДИОПАТИЧЕСКИЕ КАРДИОМИОПАТИИ И ДР.)

В этом разделе пойдет речь о мерах, которые составляют важнейший элемент защиты больного от внезапной сердечной смерти или тяжелых нарушений кровообращения, связанных с желудочковыми аритмиями.

У больных с постинфарктной аневризмой или с обширными рубцами в стенках левого желудочка, у лиц, имеющих низкую ФВ, почти каждый приступ ЖТ создает кризисное состояние, которое должно быть преодолено как можно быстрее. Мы имеем в виду не только устойчивую ЖТ, но и приступы быстрой неустойчивой тахикардии, включая полиморфную. В большинстве таких случаев восстановление синусового ритма достигается электрической кардио-версией.

В менее острых случаях лечение приступов ЖТ проводят с помощью фармакологических средств. Начинают с лидокаина, методика применения которого была указана выше. При «нечувствительности» ЖТ к ли-докаину действия врача мало отличаются от того, что он предпринимает в аналогичных условиях у больных с острым инфарктом миокарда. Дополнительные замечания необходимо сделать по поводу орнида и кордаро-

на. Если прибегают к внутривенной инъекции орнида (5 мг/кг прерывисто за 15 мин), то должны быть обеспечены условия для ЭИТ, поскольку орнид может усилить темп ЖТ либо вызвать падение АД до критического уровня.

Кордароном следует воспользоваться тогда, когда приступы ЖТ затягиваются, рецидивируют с короткими интервалами, несмотря на повторные введения лидокаина и других противоаритмических препаратов. Опыт нашей клиники показывает, что эта мера нередко оказывается эффективной. За 10—15 мин внутривенно вводят от 300 до 450 мг кордарона (при ЖТ длительностью меньше 2 ч бывает достаточной доза 2,5 мг/кг). После восстановления синусового ритма налаживают капельное вливание кордарона: для этого от 300 до 1200 мг препарата (2—8 ампул) разводят в 250 мл 5% раствора глюкозы и вводят внутривенно за 30 мин — 2ч или дольше. Вливание повторяют в течение 4—7 дней, затем больные принимают кор-дарон внутрь в дозе от 600 до 1000 мг в день (в 2 приема). N. Mostow и соавт. (1984) вводили больным с тяжело протекавшими приступами ЖТ кордарон внутривенно в более значительных дозах (от 1000 до 2300 мг в день) и добивались полного исчезновения злокачественных желудочковых аритмий к 5—6-му дню.

Та же группа авторов [Mostow N. et al., 1986] сообщила об успешном лечении опасных для жизни желудочковых аритмий (устойчивой и неустойчивой ЖТ) у 18 больных, принимавших кордарон внутрь в необычно больших дозах. Схема лечения была такой: первый прием — 2000 мг, затем через каждые 8 ч от 1200 до 600 мг (вместе с завтраком, после завтрака и в середине ночи после легкой закуски) — 2 дня; далее больные принимали препарат 2 раза в день (во время завтрака и после завтрака) в постепенно понижавшихся дозах. В среднем за 1-й день больные получали 3933 мг кордарона (от

2600 до 4400 мг), за 2-й день — 2367 мг (от 800 до 4400 мг), за 3-й день— 1767 мг (от 800 до 4400 мг), за 4-й день — 1700 мг (от 800 до 2400 мг). Достоверное уменьшение числа одиночных и парных ЖЭ отмечалось уже в течение 1-го дня лечения, а эпизодов ЖТ — к началу 2-го дня. На 2-й день ЖТ не было (мониторирование ЭКГ) у 10 из 18 больных (56%). При таком напряженном лечении побочные реакции возникали нередко, но они не отличались тяжестью: удлинение интервала Q—Т>0,60 с— у одного больного, атаксия и тре-мор — у 5, тошнота — у 4 больных. Гемодинамика существенно не изменялась. Главное преимущество такого интенсивного метода терапии состоит в резком укорочении периода латен-ции, свойственного кордарону. По мнению авторов, объяснение этому факту следует искать в быстром возрастании концентрации кордарона в плазме (на 4-й день 2,08—2,80 мг/л) и особенно его метаболита деэтила-миодарона (0,29 мг/л — в 1-й день и 0,67 мг/л — на 4-й день). Напомним, что не все исследователи связывают успех лечения кордароном с непосредственным достижением его высокого уровня в плазме крови.

ВЫБОР

ПРОТИВОАРИТМИЧЕСКИХ

ПРЕПАРАТОВ

ДЛЯ ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ

РЕЦИДИВОВ ЖТ

Правильный выбор метода профилактики ЖТ — сложная задача, поскольку фармакологическое вмешательство, эффективное в момент приступа, может не препятствовать повторению приступов. Подавляющее большинство больных, перенесших инфаркт миокарда, систематически принимают р-адреноблокаторы, выполняющие двойную функцию: про-тивоишемическую и противоаритми-ческую. Препараты этого класса ослабляют или устраняют эктопичес-

кую активность в желудочках (включая короткие «пробежки» ЖТ с числом комплексов =£14) в среднем у 50% больных, особенно в дневное время. При таких желудочковых аритмиях они столь же эффективны, как, например, дизопирамид, токаинид, мек-силетин, этмозин. Однако при злокачественных желудочковых аритмиях полезное действие р-адренобло-каторов проявляется менее чем у 10% больных, хотя эти препараты, по-видимому, обладают способностью повышать порог ФЖ как в ишеми-ческом, так и в неишемическом миокарде [Josephson M., 1986; Morgen-roth J., 1987]. Очевидно, что в профилактических целях необходимо использовать другие противоаритми-ческие средства.

Суть проблемы состоит в том, чтобы научиться достаточно быстро находить активный для конкретного больного препарат (или сочетание препаратов), обеспечивающий защиту от «аритмической» смерти. Эмпирический выбор такого препарата, т. е. переход от одного вещества к другому, мало подходит для больных со злокачественными ЖТ, так как на это затрачивается слишком много времени и никогда не гарантирован успех. В современной кардиологической клинике разработаны приемы, делающие выбор эффективного средства более рациональным и надежным [Михайлова Г. А., Голицын С. П., 1988; Гришкин Ю. Н., 1988; Andersen J. и Mason Т., 1986; Somberg J. et al., 1986; Hohnloser J. et al., 1987; Horowitz L., 1987; Kirn S., 1987]. Среди этих приемов наибольшее распространение получили:

1) мониторная регистрация ЭКГ в пределах 1—3 сут до назначения больному лечения, что позволяет судить о фоновых желудочковых аритмиях, затем повторение той же процедуры после приема больным в достаточной дозе противоаритмическо-го препарата в течение 3—5 дней. Как подчеркивает J. Bigger (1987), у больных со злокачественными желудочковыми аритмиями эффективность

противоаритмических препаратов при неинвазивной методике их отбора считается реальной, если при суточном мониторировании ЭКГ: а) число ЖЭ понижается на 70%, б) число парных ЖЭ понижается на 80%, в) число приступов неустойчивой ЖТ (от 3 до 15 комплексов) понижается на 90%, г) число приступов ЖТ, включающих >15 последовательных комплексов, понижается на 100%. Когда установлено, что препарат отвечает этим критериям, проводят пробу с физической нагрузкой. Возникновение приступа («пробежки») ЖТ, включающей более 5 комплексов, указывает на неспособность препарата предотвращать спонтанные приступы ЖТ;

2) лекарственный тест на фоне мо-ниторной регистрации ЭКГ и проб с физической нагрузкой в варианте, предложенном группой Лауна. Его проводят в 4 фазах [Lown В. et al., 1987; Hohnloser S. et al., 1987]. Bo время фазы О отменяют все противо-аритмические препараты, и у больного в течение 48 ч постоянно регистрируют ЭКГ, а также проводят пр'обу с физической нагрузкой. Во время фазы 1 больной принимает внутрь однократно большую дозу противоаритмического препарата, в частности: хинидин — 600 мг, ново-каинамид — 1500 мг, дизопирамид — 300 мг, этмозин — 600 мг, мексиле-тин — 400 мг, пропранолол — 80 мг. Действие этих препаратов оценивают не ранее чем через 30 мин, регистрируют ЭКГ в покое и на фоне физической нагрузки. В фазе 2 исследования больной принимает один из препаратов в течение 3—4 дней. Он оценивается как приемлемый для профилактики желудочковых аритмий, если полностью предотвращает приступы ЖТ и понижает более чем на 90% число парных ЖЭ за 24 ч мониторирования ЭКГ и в период дозированной физической нагрузки. Далее следует фаза 3: длительное амбулаторное лечение препаратом, оказавшимся наиболее сильным в период острого тестирования [каждый

больной в исследованиях S. Hohnlo-ser и соавт. (1987) «тестировался» не менее чем 3 препаратами;/ в среднем на больного приходилось 4,9 препаратов]. Через 3—6 мес больные приглашались для контрольного обследования (физическая нагрузка, мониторная регистрация ЭКГ).

Оказалось, что результаты длительной противоаритмической профилактики зависели от двух факторов: а) суммарного времени, в течение которого ЖТ регистрировалась в исходном периоде, т. е. «плотности» ЖТ, б) величины ФВ левого желудочка. Чем больше была «плотность» ЖТ и чем ниже ФВ, тем хуже был начальный и отдаленный эффекты лечения. В среднем за 12,9 мес систематического лечения (от 1 до 39 мес) рецидивы ЖТ отмечались у 19 больных (я*20%), внезапно погибли 9 больных. ФВ была значительно ниже у 28 больных с возобновившимися приступами (31± ±15%), чем у больных, освободившихся от приступов ЖТ (44±19%). По-видимому, благоприятным прогностическим признаком является чувствительность ЖТ в период тестирования к большему числу проти-воаритмических препаратов. В более позднем сообщении этой группы авторов были суммированы результаты 9-летних наблюдений за 161 больным с ИБС, страдавшим приступами ЖТ [Lampert S. et al., 1988]. Число смертельных исходов составило 3% в год среди тех больных, у которых профилактический препарат подбирался с помощью лекарственного теста на фоне мониторирования ЭКГ и проб с физической нагрузкой.

Необходимо в заключение дать общую оценку чувствительности и специфичности мониторирования ЭКГ по Холтеру или аналогичных методов при отборе профилактических про-тивоаритмических средств. У части больных этот метод в исходном периоде не улавливает сложных ЖЭ, провоцирующих более тяжелые желудочковые аритмии, что делает невозможным последующую проверку

препаратов. По данным С. Swerdlow, К. Petersen (1985), S. Kirn (1987), доля таких больных составляет в разных группах от 10 до 50%. Эти цифры характеризуют чувствительность метода. Что касается его специфичности, то следует иметь в виду, что, хотя сложные и частые ЖЭ могут указывать на угрозу возникновения злокачественных желудочковых аритмий и внезапной смерти, у многих больных такие ЖЭ никогда не вызывают этих осложнений.

Итак, методы непрерывной регистрации ЭКГ не обладают абсолютной чувствительностью и специфичностью. Но они удобны и необременительны для больных и должны в первую очередь использоваться для подбора профилактических противо-аритмических препаратов в тех случаях, когда желудочковые аритмии (ЖТ) появляются часто и сопровождаются соответствующей симптоматикой. Если желудочковые аритмии возникают у больного редко, то одно холтеровское мониторирование не подходит для их количественной оценки и, соответственно, для исследования активности противоаритми-ческих средств;

3) проверка профилактической активности препарата во время программированной электрической стимуляции сердца, т. е. возможности воспроизведения ЖТ до и после лечения [Голицын С. П. и др., 1988; Bayes de Luna A. et al., 1987; Bru-gada P. и Wellens H., 1987; FacciniM. et al., 1988; Kuchar D. et al., 1988]. По мнению большинства исследователей, метод программированной электрической стимуляции позволяет приблизиться к более правильному выбору профилактического средства. ЖТ воспроизводят в исходном периоде до назначения препарата, а затем проверяют возможность такого же воспроизведения аритмии в остром опыте и после более или менее длительного периода лекарственного лечения. Если препарат препятствует индукции ЖТ одним или несколькими желудочковыми экстрастиму-

лами, то можно рассчитывать, что и спонтанные ЖЭ (одиночные, парные и т. д.) не вызовут приступа ЖТ. Об— этом свидетельствуют следующие клинические факты: рецидивы ЖТ были зарегистрированы в первые 2 года лечения приблизительно у 20% больных, у которых применяли препараты I класса, предотвратившие воспроизведение ЖТ при программированной стимуляции, и у 60—80% больных, принимавших препараты, не препятствовавшие воспроизведению ЖТ [Rae A. et al., 1985; Horo-witz L., 1987]. По данным S. Lamport и соавт. (1988), частота смертельных аритмических исходов у больных ИБС составила только 1,4% в год (в течение 5 лет наблюдения), если профилактический препарат подбирался с помощью программированной электрической стимуляции сердца. Фармакологический контроль при злокачественных желудочковых аритмиях не влиял на исходы у тех больных, у которых была резко подавлена сократительная функция левого желудочка.

Положительно оценивая метод отбора противоаритмического средства с помощью программированной стимуляции, мы не закрываем глаза на присущие ему ограничения. Найденный препарат будет активным только при ЖТ, вызываемых ЖЭ, но он может не воспрепятствовать другим, внеэкстрасистолическим механизмам ЖТ (ишемия, напряжение стенок желудочков, электролитные или ней-рогормональные сдвиги!). Кроме того, процедура, связанная с этим методом, иногда затягивается на многие часы (дни), в течение которых катетер-электрод оставляют в полости правого желудочка, что бывает тягостным для больного;

4) регистрация поздних потенциалов, отражающих предуготовленность многих больных к приступам re-entry ЖТ (в исходном и лечебном периодах). По некоторым данным, больные, у которых улавливаются ПП, имеют 27% вероятности аритмической смерти либо возникновения не-

фатальной ЖТ в течение первых 2 лет после инфаркта миокарда с пиком этих эпизодов в первые 6 мес [Dennis A. et al., 1986]. Пока не вполне ясно, исчезает ли под влиянием лечения медленная фрагментирован-ная электрическая активность у больных, сохраняющих анатомический субстрат re-entry (аневризма, рубцо-вое поле и т. д.). По мнению G. Brei-thardt и соавт. (1987), никакие характеристики ПП не позволяют предсказывать эффективность противо-аритмических препаратов, но они дают возможность судить об успешности хирургического противоаритмического лечения.

В практической работе следует, разумеется, ориентироваться и на уже приобретенный различными клиниками опыт оценки противоарит-мических препаратов. Ниже мы кратко обобщили эти данные о возможностях профилактики приступов ЖТ.

Кордарон. К сведениям о лечебных свойствах этого препарата, которые уже приводились, мы добавим, что при общепринятой дозировке 800 мг в день профилактическое действие кордарона проявляется у основной массы больных лишь к 14—17-му дню [Кушаковский М. С., Узилев-ская Р. А., 1985; Кушаковский М. С., 1987; Rakita L., Sobol S., 1983]. Увеличение суточной дозы до 4000— 1400 мг дает нужный эффект к 9— 10-му дню. С таким выводом согласуются результаты хорошо прослеженных наблюдений D. Lavey и S. Sak-sena (1987), применявших дневные дозы 800—1200 мг кордарона в 2— 3 приема в течение 4 нед с последующим поддерживающим лечением в среднем по 750 мг в день (в 2 приема). Эти данные указаны в табл. 13. Надо отметить, что в последние годы общепринятый протокол профилактики (лечения) ЖТ кордароном внутрь сводится к следующему: 1200 мг в день —14 дней, 800 мг в день — 7 дней, 400 мг в день— поддерживающая доза.

Разумеется, ведущим критерием профилактической «силы» препарата

Таблица  13

Время профилактического эффекта

кордарона  у   больных   с  повторявшимися

приступами устойчивой ЖТ

Дни лечения

 

Число больных с рецидивами ЖТ

 

Процент этих больных от общего числа

 

0-7

 

17

 

35

 

8—14

 

7

 

14

 

15—21

 

3

 

6

 

22-28

 

3

 

6

 

являются отдаленные результаты. О длительности    защитного    действия кордарона у больных с ЖТ можно судить   по   следующим    примерам. J. Zhu и соавт.   (1987)   применяли кордарон у 104 больных с хронической ИБС, переносивших повторные приступы устойчивой ЖТ и эпизоды ФЖ (без  инфаркта миокарда). Период насыщения кордароном   (дозы 1200—1400 мг в день)   составил в среднем 25 дней. По окончании этого периода ЖТ не воспроизводились у 26 больных (25 %) и продолжали индуцироваться у 78 больных   (75%). В последующем все больные принимали кордарон в среднем в течение 17,4 мес в поддерживающих дозах. Среди 26 больных с невоспроизводившейся ЖТ только 1   (3,85%)  имел рецидивы   ЖТ   и   еще   1   больной (3,85%) внезапно погиб. Из 78 больных с индуцировавшейся ЖТ у 21 (27%) повторялись приступы ЖТ и 8   (10%)   погибли   внезапно   (всего 37%   рецидивов  ЖТ и ФЖ  против 7,7%). J. Fisher и соавт. (1986) обобщили данные о 390 больных, обследованных в  14 различных центрах. На  фоне  лечения   кордароном  ЖТ воспроизводилась у 3/4 больных, 40% из которых  переносили  спонтанные приступы. У остальной '/4 больных с невоспроизводимой  ЖТ спонтанные приступы  отмечались в   10%. Наконец, совсем недавно М. Myers и соавт. (1990) сообщили о хороших результатах длительной профилактики ЖТ

(ФЖ) у 145 больных; лишь 17% из них прекратили прием кордарона из-за побочных эффектов, что соответ-—ствует наблюдениям и других авторов. Как видно, и в случае с кордароном программированная ЭКС позволяет (в известной степени) предсказать успех профилактики злокачественных желудочковых аритмий, что в более старых исследованиях отрицалось. Следует подчеркнуть, что оптимальное время для электрофизиологической проверки действия кордарона (воспроизводимость ЖТ) — 10 нед от начала лечения. При сохраняющейся воспроизводимости ЖТ эффект рассматривается как относительно благоприятный, если цикл ЖТ удлиняется более, чем на 100 мс по сравнению с исходным, если ЖТ удается устранять с помощью ЭКС, если ЖТ не вызывает нарушений гемоди-намики. Все же очевидно, что длительный прием больными даже массивных доз кордарона не уберегает часть из них от возобновления ЖТ, несущей угрозу внезапной смерти. Особенно высок риск внезапной смерти при сохраняющихся (на фоне лечения кордароном) приступах быстрой ЖТ (длина цикла ^300 мс), а также у больных с низкой ФВ (<35%). Эти люди нуждаются в альтернативных методах лечения: хирургических, вживлении противо-тахикардических устройств [Schmitt С. et al., 1987].

Здесь уместно привести сравнительные данные об эффективности лекарственного и хирургического лечения группы больных ИБС, переносивших повторные приступы ЖТ, угрожавшие их жизни. Без хирургического вмешательства только у 40% больных продолжительность жизни составляла 2 года и лишь у 17% больных — 3 года [Graboys Т. et al., 1982]. Между тем 68% оперированных больных не имели рецидивов ЖТ в течение 2 лет, 63 % — 3 года и 55% —5 лет. Прямые операции для устранения ЖТ менее показаны больным, у которых нет очерченной аневризмы левого желудочка. От

операции следует отказаться, если выявляется сократительная дисфункция левого желудочка с ФВ ниже 20% [McGiffin D. et al., 1987]. Больные, у которых случаются редкие приступы медленной ЖТ с минимальной клинической симптоматикой, могут продолжать лечение кор-дароном [Horowitz L. et al., 1985] (см. гл. 6).

В заключение укажем, что детям, страдающим рецидивами опасной для жизни ЖТ, а также другими угрожающими тахиаритмиями, корда-рон назначают в дозе 10 мг/(кг-день) в 2 приема в течение 10 дней. Затем дозу понижают до 5 мг/кг 1 раз в день на 1—2 мес. Если приступы аритмии не повторяются, дозу пони* жают каждые 4—6 мес до минимальной дозы 2,5 мг/кг в день (5 дней каждую неделю) [Moak J. et al., 1987].

Этмозин. В серии наблюдений P. Podrid и соавт. (1980) этмозин предотвращал рецидивы ЖТ у 56% больных, устойчивых к другим про-тивоаритмическим средствам. A. Seals и соавт. (1984) обратили внимание на высокую эффективность этмо-зина при приступах неустойчивой ЖТ. К такому же заключению пришли P. Dorian и соавт. (1986), отметившие 100% подавление неустойчивой ЖТ у 83% больных. Однако предотвращение тяжело протекавшей устойчивой ЖТ, индуцированной или спонтанной, им удавалось только в 10—15% случаев (доза этмозина — 10 мг/кг в день внутрь). Еще раньше D. Mann и соавт. (1984) сумели повторно воспроизвести ЖТ у 9 из 10 больных, лечившихся этмозином. Правда, длина цикла ЖТ достоверно возросла. При мониторировании по Холтеру было отмечено исчезновение спонтанных приступов ЖТ у 4 из 7 больных (57%). D. Miura и соавт. (1986) изучали противоаритми-ческие свойства этмозина у 27 больных, имевших указание в анамнезе на тяжелые приступы ЖТ и эпизоды остановки сердца (ФЖ). Сначала проверялась активность новокаина-мида: от 1000 до 1500 мг препарата

вводили внутривенно, после чего ЖТ была вызвана (программированная электрическая стимуляция) у 14 из 18 больных (около 80%). Этмозин больные стали принимать через 24— 36 ч в однократной дозе 500 мг, затем по 15 мг/кг каждые 8 ч (7—9 таких доз). При программированной электрической стимуляции оказались защищенными от ЖТ только 7 больных (26%), у 14 больных ЖТ была индуцирована, а еще у 6 возникла самопроизвольно. Наконец, М. Hes-sion и соавт. (1987), применив дозы этмозина порядка 15 мг/кг в день, обнаружили его эффективность в 62% случаев неустойчивой ЖТ и только в 19% случаев устойчивой ЖТ. Результаты были значительно хуже у больных с ФВ левого желудочка <40%.

Этацизин, L. Rosenshtraukh и соавт. (1986) исследовали профилактическую активность этацизина у 28 больных, у которых в течение 24 ч на ЭКГ по Холтеру регистрировались приступы («пробежки») неустойчивой ЖТ (^3 комплексов). Больные получали внутрь от 150 до 300 мг (в среднем — 183 мг) в день препарата (в 3 приема) в течение 3—14 дней (в среднем — 7 дней). Приступы ЖТ были подавлены у 96% больных. Авторы пришли к выводу, что 100 мг принятого внутрь этацизина соответствуют по проти-воаритмическому эффекту — при желудочковых аритмиях — 30—33 мг препарата, вводимого внутривенно. Требуется дальнейшая проверка «возможностей» этацизина в профилактике приступов тяжело протекающих устойчивых ЖТ с учетом его опасных аритмогенных эффектов.

Новокаинамид. По данным P. Denes и соавт. (1980), L. Horowitz и соавт. (1980), новокаинамид активен в предотвращении приступов ЖТ у 12,5—45% больных. Н. Waxman и соавт. (1983) сообщили, что им удалось с помощью новокаипамида воспрепятствовать индукции ЖТ у 46 из 126 больных (30%). J. Wynn и соавт. (1986) достигли этого у 79 из

153 больных (51,6%) при введении им однократно внутривенно 1000— 1500 мг препарата. Была сделана попытка оценить, насколько по действию новокаинамида можно предвидеть эффективность других противо-аритмических средств. Оказалось, что из 55 больных, положительно отреагировавших на новокаинамид, 43 (78%) были защищены и рядом других препаратов. Такой результат чаще достигался введением лоркаини-да, хинидина сульфата, флекаинида, цибензолина. Если же новокаинамид не предотвращал воспроизведение ЖТ, то предсказать противоаритми-ческий эффект других препаратов не удавалось: многие из них оказались активными.

Дизопирамид. В контрасте с многочисленными публикациями об остром действии дизопирамида  (ритми-лена) литература о длительном применении этого препарата весьма, ограничена. D. Benditt и соавт. (1979) лечили 12 больных с рецидивирующей устойчивой ЖТ дизопирамидом в дозах от 600 до 1600 мг в день, без предварительной   оценки  препарата при ЭФИ. В среднем в течение 18 мес приступы ЖТ возникали у 5 из   12 больных (41,5%). В. Lerman и соавт. (1983) назначали 11 больным с устойчивой ЖТ дизопирамид в   дозах 400—1600 мг в день, основываясь на результатах ЭФИ. За 1—3 мес приступы ЖТ повторились у 2 больных (18%). J. Bauman и   соавт.   (1986) применили дизопирамид у 13  больных; длительная защита от тахикардии  (в среднем — 23 мес)  была  достигнута у 8 больных (62%).

Мексилетин. J. Poole и соавт. (1986) применили мексилетин у 51 больного, страдавшего ИБС, кардио-миопатиями, пороками сердца. Больные переносили эпизоды ФЖ (25), устойчивой ЖТ (И), бессимптомной неустойчивой ЖТ (15). Дозы препарата составили 200 мг каждые 6 ч (затем при отсутствии эффекта — 300 мг каждые 6 ч). Уже во время пребывания в госпитале 19 больных прекратили прием мексилетина из-

за рецидивов ЖТ или из-за побочных эффектов.  32   больных   продолжали лечение в среднем 17 мес. Более половины из них (17) вынуждены были добавить к мексилетину один из препаратов IA подкласса. Результаты лечения были малоблагоприятными. У больных,  принимавших  один мексилетин, в 27%  случаев возникли     рецидивы     ФЖ      (внезапная смерть),   в   6%   случаев  возобновились приступы устойчивой ЖТ. При сочетании мексилетина с препаратом IA подкласса эпизоды ФЖ  (внезапная смерть)  были зарегистрированы в  12%   случаев,  приступы устойчивой ЖТ — в 6%, неустойчивой ЖТ— в 17% случаев. Многие больные имели различные побочные эффекты лечения, среди   которых   преобладали тремор,   тошнота,   атаксия.    Авторы пришли к следующим выводам: при коротких сроках лечения мексилетин сам по себе или в комбинации с одним из препаратов IA подкласса (хи-нидин, новокаинамид, дизопирамид) эффективен в предотвращении тяжелых желудочковых аритмий у 63% больных;  при длительном, многомесячном лечении рецидивы желудочковых   аритмий  отмечаются  у 41% больных, другие 33%  больных прерывают лечение из-за непереносимости   препарата. Более   высокие   результаты получили J. Stein и соавт. (1984),   оценивавшие    возможности профилактики   желудочковых   аритмий мексилетином   у   313   больных (при   электрофизиологической   проверке). За 32,2 мес удавалось предотвратить  рецидивы  аритмий у  57% больных. Различия между данными этих двух, а также других исследовательских групп, вероятно, зависят как от отбора больных, так и от метода оценки эффективности препарата (мониторирование ЭКГ или ЭФИ) [Kirn S. et al., 1986].

Токаинид. P. Podrid, B. Lown (1982) применили токаинид у больных с устойчивыми к другим препаратам злокачественными желудочковыми аритмиями. При разовом приеме препарата эффект был дос-

тигнут в 46% случаев. За 16 мес (в среднем) хронического лечения 9 из 34 больных прекратили лечение; из оставшихся 25 больных только 5 (20%) не имели рецидивов желудочковых аритмий. У 87% больных, не отреагировавших на лидокаин, не было ответа и на токаинид. Однако лишь 63% из тех, у кого проявилось действие лидокаина, положительно реагировали на токаинид. —

Флекаинид. В дозах 200—300 мг в день препарат предотвращал в течение 12 мес у 94% больных рецидивы неустойчивой ЖТ. Что касается приступов устойчивой ЖТ, то это удавалось при дневной дозе 200 мг (100 мг 2 раза в день) у 40—60% больных [Somberg J., Tepper D., 1986].

Итак, краткий обзор профилактических возможностей основных про-тивоаритмических средств показывает, что при тяжелых формах устойчивой мономорфной ЖТ более надежные результаты дает кордарон, но и этот препарат не полностью оправдывает ожидания и, кроме того, вызывает побочные реакции. Следующее место по эффективности занимают такие препараты 1C подкласса, как этацизин, флекаинид и др.

Наши стремления к монотерапии аритмий, и ЖТ в особенности, вполне логичны и оправданы. Однако это не всегда удается. Здесь уместно вспомнить часто цитируемую фразу D. Zipes (1984) о том, что наивно думать, будто одно противоаритмиче-ское средство может быть эффективным у всех пациентов, как и считать, что один антибиотик способен излечить все инфекции. Естественно, что делаются попытки использовать для лечения и профилактики угрожающих жизни больных желудочковых аритмий комбинации противоаритми-ческих веществ.

Сочетания противоаритмических препаратов. В клинической работе применяют ряд эффективных их комбинаций: а) двух препаратов I класса; б) препарата I класса и р-адре-ноблокатора; в) препарата I класса и кордарона; г) Са-блокатора (вера-

памил) и хинидина [Levy S., 1988].

Что касается первого варианта, то, согласно теории модулированных рецепторов, комбинации противоаритмических веществ могут быть синер-гическими и антагонистическими. Си-нергический эффект достигается, например, в тех случаях, когда два препарата I класса удлиняют блокирование Na каналов в период диастолы в большей степени, чем это может быть достигнуто каждым из препаратов в отдельности [Hondeghem L., 1987]. В практической работе мы находим подтверждения такой концепции [Забела П. В., 1988]. В частности, Аднан Абдалла и соавт. (1988) показали, что добавление к этмозину ряда других веществ повышало число положительных результатов при сниженных дозах препаратов и уменьшении побочных реакций. Препараты назначали больным с ИБС или, ПМК, осложнившимися частой и постоянной желудочковой экстра-систолией. Дозировки при этих сочетаниях были такими: а) этмозин (400 мг в день) + хинидин (400 мг в день); б) этмозин (300 мг в день) + аллапинин (37—50 мг в день); в) этмозин (300—400 мг в день) + ритмилен (150—300 мг в день); г) хинидин (400 мг в день) + аллапинин (25—35 мг в день); д) ритмилен (150 мг в день) + аллапинин (37,5 мг в день).

R. Klein и соавт. (1987) отметили возрастание противоаритмического действия при сочетании хинидина или новокаинамида с пропафеноном; доза пропафенона была заметно ниже, чем при монотерапии этим препаратом (480 мг в день вместо 730 мг). Н. Duff и соавт. (1983) наблюдали усиление эффективности мексилети-на у больных с устойчивыми желудочковыми аритмиями при добавлении хинидина; для этого понадобились уменьшенные дозировки препаратов. К аналогичному заключению пришли кардиологи, проверявшие комбинации хинидина и новокаинамида, дизопирамида и мексиле-тина, новокаинамида и мексилетина.

Весьма часто и с успехом применяют комбинацию хинидина и про-пранолола, а также сочетание хинидина и кордарона (возрастает концентрация в плазме хинидина); ново-каинамида и кордарона (возрастает концентрация в плазме новокаина-мида); дизопирамида и кордарона; флекаинида и кордарона (возрастает концентрация в плазме флекаинида). Между тем не все клиницисты придерживаются такой оптимистической точки зрения. Например, D. Ross и соавт. (1982), С. Duffy и соавт. (1983), L. Waspe и соавт. (1983) не находили преимуществ от сочетания различных противоаритмических препаратов в предупреждении приступов ЖТ или в их воспроизведении при ЭФИ. S. Butman и соавт. (1987) обратили внимание на то, что пропра-нолол не усиливает противоаритми-ческую активность этмозина при желудочковых аритмиях, хотя принципиальная возможность соединения препаратов I и II классов ими не оспаривается. Несовпадение результатов, полученных разными исследователями, может зависеть от ряда причин: особенностей электрофизиологического взаимодействия препаратов на клеточном уровне, их фармакокинетики, величины дозировок, индивидуальных реакций больных и др. Поскольку трудно дать рекомендации, гарантирующие успех, следует в основном ориентироваться на упомянутые выше публикации клиницистов, уже имеющих определенный опыт лечения желудочковых и других аритмий различными сочетаниями препаратов. Правда, и эти сочетания могут оказаться не противоаритмическими, а аритмогенными.



Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 |

Оцените книгу: 1 2 3 4 5

Добавление комментария: