Название: Семейный диагноз и семейная психотерапия - Эйдемиллер Э. Г.

Жанр: Медицина

Рейтинг:

Просмотров: 1517

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 |



3.4. Постнатальный период

После родов начинается процесс адаптации ребенка к новым условиям. Если, появляясь на свет, ребенок может получить и, как правило, получает острую психологическую травму, то при неправильном отношении к нему в постнатальном периоде младенец попадает в хроническую психотравмирующую ситуацию. В результате возможны нарушения процесса адаптации, отклонения и задержки психомоторного развития.

121

3. Фрейд считал, что «младенец, при условии включения заботы, которую он получает от матери, представляет психическую систему» (Freud S., 1926). Только в системе «мать—дитя» запускается процесс, названный Э. Фроммом «индивидуализацией» и приводящий к развитию самосознания. Э. Фромм писал: «Относительно быстрый переход от внутриутробного к собственному существованию, обрыв пуповины обозначают начало независимости ребенка от тела матери. Но эту независимость можно понимать лишь в грубом смысле разделения двух тел. В функциональном смысле младенец остается частью тела матери. Она его кормит, ухаживает за ним, оберегает его. Постепенно ребенок приходит к сознанию того, что его мать и другие объекты — это нечто отдельное от него. Одним из факторов этого процесса является психическое и общее физическое развитие ребенка, его способность схватывать объекты — физически и умственно — и овладевать ими. Ребенок осваивает окружающий мир через посредство собственной деятельности. Процесс индивидуализации ускоряется воспитанием. При этом возникает ряд фрустраций, запретов, и роль матери меняется: выясняется, что цели матери не всегда совпадают с желаниями ребенка, иногда мать превращается во враждебную и опасную силу. Этот антагонизм, который является неизбежной частью процесса воспитания, становится важным фактором, обостряющим осознание различия между «я» и «ты» (Fromm E., 1941, с. 31-32).

Д. В. Винникотт, имея в виду неразрывность психической деятельности матери и ребенка, полагал, что нет такого создания, как младенец (Wirmicott D. W., 1960). Лишь спустя несколько месяцев после рождения младенец начинает воспринимать других людей как других. При этом он приобретает способность реагировать на них улыбкой, и только через несколько лет перестает смешивать себя с миром (PiagetJ., 1932).

Эти идеи развивал в своих работах 1950-1960-х гг. английский психолог и педиатр Д. Боулби (J. Bowlby). Он показал, что для психического здоровья ребенка необходимо, чтобы его отношения с матерью приносили взаимную радость и тепло. 3. Фрейд считал, что основой отношения ребенка к матери является «принцип наслаждения», так как младенец стремится получить удовольствие, утоляя голод материнским молоком (Freud S., 1926). В отличие от Фрейда, не отвергая принципа удовольствия, Д. Боулби полагал, что связь ребенка и матери обусловлена выраженной потребностью малыша в близости к ухаживающему за ним человеку. Развитие психических и моторных функций детей Боулби связывает с развитием способов достижения близости к матери. Такая близость обеспечивает безопасность, позволяет заниматься исследовательской деятельностью, обучаться, адаптироваться к новым ситуациям. Следовательно, потребность в близости — базовая потребность ребенка.

Еще в возрасте до года ребенок умеет определять такое расстояние до матери, на котором он способен дать ей знак о своих потребностях хныканьем и получить помощь, то есть расстояние, на котором он находится в состоянии относительной безопасности. Если мать оказывается или кажется ребенку недоступной, активизируется деятельность малыша, направленная на восстановление близости. Страх потерять мать может вызывать панику. Если потребность в близости часто не удовлетворяется, то и в присутствии матери ребенок перестает чувствовать себя в

122

безопасности. Только при развитом чувстве безопасности он постепенно увеличивает расстояние, на которое спокойно отпускает мать. Д. Боулби подчеркивает важность ощущения безопасности и развития «Я» ребенка. Если «ухаживающая персона» признает и пытается удовлетворить потребность младенца в комфорте и безопасности, у него снижается уровень базальной тревоги, растет уверенность в своих силах, и его деятельность направляется на познание окружающего мира. В противном случае — уровень тревоги продолжает расти, а деятельность ребенка направлена на обеспечение безопасности.

Теоретические положения Д. Боулби были блестяще подтверждены экспериментами М. Эйнсфорт. Наблюдая детей первых месяцев жизни, она пыталась определить, каким образом особенности взаимоотношений с матерью проявляются в процессе кормления грудью, в плаче ребенка и в игровых моментах. В результате было установлено, что взаимоотношения матери и ребенка складываются в течение первых трех/Месяцев жизни и определяют качество их привязанности к концу года и в последующем. Благоприятно на развитие детей влияют матери, движения которых синхронны движениям младенца во время общения с ним, эмоции экспрессивны, контакты с ребенком разнообразны. Общение же детей и матерями ригидными, редко берущими их на руки, сдерживающими свои эмоции («матери с деревянными лицами»), напротив, не способствует развитию психических функций. То же можно сказать и об общении детей с матерями, отличающимися непоследовательным, непредсказуемым поведением (Ainsforth ML, 1969).

Экспериментальным путем М. Эйнсфорт удалось выделить три типа поведения детей, формирующихся под влиянием общения с матерью.

Тип А. Избегающая привязанность. Встречается примерно в 21,5% случаев. Характеризуется тем, что на уход из комнаты матери, а затем на ее возвращение ребенок не обращает внимания, не ищет с ней контакта. Он не идет на контакт даже тогда, когда мать начинает с ним заигрывать.

Тип В. Безопасная привязанность. Встречается чаще других (66 %). Характеризуется тем, что в присутствии матери ребенок чувствует себя комфортно. Если она уходит, он начинает беспокоиться, расстраивается, прекращает исследовательскую деятельность. При возвращении матери ищет контакта с ней и, установив его, быстро успокаивается, вновь продолжает свои занятия.

Тип С. Амбивалентная привязанность. Встречается примерно в 12,5 % случаев. Даже в присутствии матери ребенок остается тревожным. При ее уходе тревога возрастает. Когда она возвращается, малыш стремится к ней, но контакту сопротивляется. Если мать берет его на руки, он вырывается.

Работы Д. Боулби и М. Эйнсфорт поставили под сомнение основные положения бихевиоризма. Основываясь на принципах оперантного обусловливания и формирования реакции, бихевиористы, оказавшие большое влияние на педагоги-КУ> рекомендовали матерям «не приучать детей к рукам», так как это, с их точки, зрения тормозило исследовательскую деятельность.

Позиций бихевиоризма придерживался видный исследователь психического развития младенцев Т. Бауэр. Изучая влияние невербальных форм общения младенцев со взрослыми на когнитивные процессы и моторику, он игнорировал роль активного усвоения ребенком социального опыта, накопленного предыдущим по-

123

колением. И хотя Т. Бауэр писал о важности психологического окружения для ускорения или замедления процесса приобретения ребенком основных познавательных навыков, способность двухнедельного младенца адекватно реагировать на раздражитель он объяснял только генетической запрограммированностью (Bower Т., 1974).

Большинство исследователей психического развития младенцев не учитывали значения для формирования психических функций взаимоотношений матери и ребенка или уделяли этому недостаточно внимания.

3. Фрейд полагал, что в возрастном периоде от рождения до шести месяцев у детей отмечаются нарциссизм и первичный аутоэротизм, а в возрасте полугода начинается «оральная стадия» развития, которая заканчивается к двенадцати месяцам. В этом периоде дети удовлетворяют libido во время сосания, покусывания, жевания соска матери (Freud S., 1920).

Ж. Пиаже доказал, что ребенка нельзя рассматривать, как маленького взрослого, отличающегося от последнего лишь меньшим объемом знаний. Изучая в основном развитие когнитивных процессов, Пиаже показал, что интеллектуальные операции осуществляются в форме целостных структур, формирующихся благодаря равновесию, к которому стремится эволюция (PiagetJ., 1966). Еще в 1955 г. им была предложена гипотеза о стадиях развития ребенка. Согласно этой гипотезе, с момента рождения до двух лет ребенок переживает стадию сенсомоторного развития, подразделяющуюся на шесть субстадий. В течение первого года жизни младенец проходит четыре из них.

Первая субстадия врожденных рефлексов продолжается в течение первого месяца жизни. Рефлексы младенцев (сосание, хватание, ориентировочный и др.) вызываются внешними раздражителями и в результате повторений становятся все

более эффективными.

Вторая субстадия моторных навыков (1—4 мес.) характеризуется формированием условных рефлексов у ребенка на основе взаимодействия с окружением (например, сосательные движения при виде бутылочки с молоком).

Третья субстадия циркулярных реакций (4-8 мес.) формируется на основе уже зрелой координации между моторными схемами (сотрясение погремушки, хватание игрушки, сосание соски) и перцептивными системами.

Четвертая субстадия координации средств и целей (8-12 мес.) характеризуется появлением в действиях ребенка все большей преднамеренности, целенаправленности (например, он отодвигает предмет, мешающий достать игрушку).

В отличие от Ж. Пиаже, А. Валлон (Н. Wallon, 1945) не признавал единого ритма развития, однако выделил периоды, каждый из которых характеризуется своими признаками, своей специфической ориентацией и представляет собой своеобразный этап в развитии ребенка:

1. Импульсивный период (от рождения до шести месяцев) — стадия автоматизированных рефлексов, являющихся ответом на раздражитель. Постепенно они все больше уступают место контролируемым движениям и новым формам поведения, по большей части связанным с питанием.

2.  Эмоциональный период (6-10 мес.) характеризуется «зачатками субъективизма». Репертуар эмоций у ребенка становится богаче (радость, тревога, страх,

124

гнев и др.). Это, в свою очередь, расширяет возможности установления контакта с окружающей средой; повышается эффективность мимики, жестов.

3. Сепсомоторный период (10-14 мес.) знаменует собой начало практического мышления. Перцептивные процессы тесно связаны с движениями, у ребенка появляются целенаправленные жесты. Совершенствуются циркулярные формы активности (например, голос оттачивает слух, а слух придает гибкость голосу), это способствует прогрессу в узнавании звуков, а затем и слов.

Большой вклад в изучение психического развития ребенка сделали отечественные психологи. Л. С. Выготский выдвинул концепцию, согласно которой развитие психических функций связано с особенностями взаимодействия человека с внешней средой, не ограничено завершением морфологических изменений, а также предложил вытекающий из этой концепции «историко-генетический» метод исследования. Применение метода позволило проследить формирование той или иной психической функции, а не просто констатировать ее состояние на определенный момент/для становления психических функций Л. С. Выготский наиболее важными считал процессы опосредования. Вместо общепринятой в психологии двухчленной схемы анализа (стимул—реакция) им была предложена трехчленная (стимул—опосредование—реакция).

Л. С. Выготский, а затем его ученики С. Л. Рубинштейн (1946), А. Н. Леонтьев (1971), Д. Б. Эльконин (1978) и другие показали, что психические функции ребенка формируются под влиянием социальных условий жизни и воспитания; переход от одного этана возрастного развития к другому связан со сменой вида ведущей деятельности.

На основе биогенетической теории эташюсти онтогенеза В. В. Ковалевым было выделено четыре основных возрастных уровня нервно-психического реагирования у детей. Согласно его представлениям, дети в возрасте от рождения до трех лет в основном реагируют на соматовегетативном уровне (Ковалев В. В., 1973).

Работы в этом направлении следует считать основополагающими не только для развития перинатальной психологии, психиатрии, но и семейной психотерапии. Основными особенностями перинатальной семейной психотерапии, позволяющими выделить ее в особое направление, являются обращение к семье, работа с системами «беременная—плод», а затем «мать—дитя», с возникающими при их неблагоприятном развитии нервно-психическими расстройствами.



Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 |

Оцените книгу: 1 2 3 4 5

Добавление комментария: