Название: Семейный диагноз и семейная психотерапия - Эйдемиллер Э. Г.

Жанр: Медицина

Рейтинг:

Просмотров: 1658

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 |



7.5. Случай психологического консультирования Полины А.

В качестве иллюстрации ведения консультативной беседы приведем случай Полины А., 26 лет (среднее образование, работает продавцом). Она сказала, что пришла на консультацию, чтобы разобраться в отношениях со своей дочерью Дашей 4,5 лет («Не знаю, как с Дашкой сладить»). Обратиться к психологу Полине посоветовала подруга.

Вначале представляем фрагмент беседы психолога с Полиной, а затем комментарии к беседе и социограмме.

■ Фрагмент беседы психолога с Полиной А.

Психолог (П.): Слушаю вас.

Полина А. (П. А.): Полтора года назад я развелась. Стали жить с дочкой с моими родителями. 40 дней назад умер мой отец. Мама теперь «на взводе». Еще внучка ее огорчает. Муж мой нам денег не платит. А его родители Дашу любят и к себе раз в месяц берут. Но возвращается она от них с претензиями. Они внушают, что мы плохие.

П. (после некоторой паузы): Так... понятно. Скажите, пожалуйста, а сколько лет вы прожили с мужем?

П. А.: Пять лет прожили. У него периодически были загулы.

П.: Кто был инициатором развода?

П. А.: Я его выгнала. И после этого все пошло наперекосяк.

216

П.: Наперекосяк? Пожалуйста, объясните, что означает — «наперекосяк»?

П. А.: Приглашают меня замуж, но почему-то это ничем не кончается.

П.: Угу...

Пауза.

П.: Вот вы сказали, что у вас сложности в отношениях с дочкой. Расскажите об этом.

П. А.: Я уделяю ей мало внимания — поздно с работы приезжаю. Требований к ней никаких нет — делает, что хочет. Постоянные истерики, капризы. Там, у родителей мужа, ее как-то настраивают против нас, говорят: «Ты приедешь, скажи маме...» С ними девочка, как побитая. А так у нее упрямый, твердый характер — в свекровь. Как будто не мой ребенок, чужой.

П.: Не очень поняла... Поясните, что значит — «чужой»?

П. А.: Она сильнее, чем я. Я ее побаиваюсь. Чуть что, сразу говорит: «плохая», «уходи», «я буду жить у той бабушки». А мама у меня тоже впечатлительная — сразу по телефону все это с подругами обсуждает. Дашку пытается «построить». Только мой брат на нее может повлиять.

П.: Теперь понятно.

Пауза.       /

П.: А как Даша отнеслась к вашему разводу?

П. А.: Отреагировала сначала спокойно, а потом начала говорить, что это я виновата: «Мама, это ж ты папу выгнала».

П.: Вы чувствуете свою вину и жалеете о том, что развелись?

П. А.: Нет. Только развод.

П.: В чем тогда вы чувствуете себя виноватой?

П. А.: Только в том, что могла бы Дашке больше дать. Когда с мужем разошлась, не могла дома сидеть. Пошла на работу, целыми днями работала. И вечером не могла дома быть. Мама на меня ругалась: «Могла бы в гости не ехать, а посидеть дома».

П.: Вот вы сказали, что мама на вас ругалась. А какие у вас вообще отношения с мамой?

П. А.: Когда была маленькая, родители меня ни на день, ни на ночь не оставляли. Конфликт начался, когда я ушла из семьи, вышла замуж. Супруг им сначала понравился, а потом мама к нему стала хуже относиться. И я все стала скрывать.

П.: А сейчас, после развода, какие у вас с мамой отношения?

П. А.: С мамой не ругаемся, но нет тесного контакта. Сейчас я ей ничего про себя не рассказываю.

П.: Ничего не рассказываете... Что же вас побуждает молчать?

П. А.: Ей будет плохо. И потом, то, что я его выгнала, — частица ее вклада. Она была против него. Она постоянно высказывала свое подозрение. Может быть, если б не это, я б его не выгнала, терпела.

П.: Я поняла, что ваша семейная жизнь была сложной. Пожалуйста, поясните в двух словах, как вы жили с мужем.

П. А.: Деньги были. С ребенком не сидел, но ребенка хотел, планировал. Несколько раз бил меня. Один раз с кровати неделю не могла встать. Она догадывалась.

П.:«Да... понимаю...

Пауза.

Психолог предлагает Полине нарисовать семейную социограмму, которая затем совместно обсуждается.

П.: Здесь, на рисунке, Даша и дедушка (ваш папа) — рядом друг с другом. Они, что, — находились в близких отношениях? А как Даша отреагировала на смерть дедушки?

П. А,: Она безумно дедушку любила. Говорит: «Он сейчас на небе и нас видит». Я ей преподала все в сказочном свете. Дедушка для нее — живой. А у меня депрессия. Потому что ничего не ладится. А Дашка — это только вторично.

217

П.: Да, конечно, проблемы в отношениях с Дашей — это не самое главное.

Пауза.

П.: Вот вы говорили, что вам дома не хочется бывать — почему?

П. А.: Все надоело. Хочется своего дома, а этого нет. Вдвоем у нас с Дашкой очень хорошие отношения. Но мама вмешивается и очень легко все на себя берет. Дашка мне нужна, но получается, что я в нее больше материальное вкладываю.

П.: Может, вам стоило с Дашей попробовать жить вдвоем?

П. А.: Да, я все время думала об этом. Но сейчас, после смерти дедушки, нельзя — с кем мама останется?

П.: Конечно, сейчас это делать нельзя...

Пауза.

П.: Полина, но все-таки, вы после развода как-то пытались устроить свою личную

жизнь?

П. А.: Был у меня друг. Собирался в Америку увезти. Гуляли вместе с ним. Сильные были чувства. Но я к нему не пошла. И Дашку к нему не подпускала. Не знаю почему. А потом летом, в июле, меня чуть не убили — избиение, изнасилование. Вечером пошла подружку провожать, когда возвращалась — на меня напали. Затащили на последний этаж и с балкона пытались сбросить. В милицию обратилась через два дня. Но дело закрыли, они мне незнакомые — кого искать? Муж бил — и это. Если кто руку на меня поднимет — у меня уже реакция. Страх, что может повториться применение силы.

Психолог: Ужас какой... Да... понимаю.

Комментарии к беседе психолога с  Полиной

Содержание беседы

Комментарии

Психолог: «Слушаю вас». Полина: «Полтора года назад я развелась. Стали жить с дочкой с моими родителями. 40 дней назад умер мой отец. Мама теперь  «на  взводе».  Еще  внучка ее огорчает. Муж мой нам денег не платит. А его родители Дашу любят и к себе раз в месяц берут. Но возвращается она от них с  претензиями.  Они  внушают,  что  мы плохие»

С помощью техники нерефлексивного слушания идет сбор информации о контексте. Это позволяет ответить на вопросы, когда и в связи с чем появилась проблема и что побудило прийти на консультацию именно сейчас («полтора года назад я развелась», «40 дней назад умер мой отец»), кто в проблеме участвует (разные члены семьи) и кто — ее «виновник» (дочь «огорчает», «с претензиями», «мама на взводе», «муж денег не платит», родственники со стороны мужа «внушают, что мы плохие»). Можно видеть, что проблема, которую начинает описывать Полина с первой минуты беседы (сложная семейная ситуация) шире той, о которой она первоначально заявила (отношения с дочерью)

Психолог, {после паузы): «Так... попятно... Скажите, пожалуйста, а сколько лет вы прожили с мужем?» Полина: «Пять лет прожили. У пего периодически были загулы». Психолог: «Кто был инициатором развода?» Полина: «Я его выгнала. И после этого все пошло наперекосяк». П с и х о л о г: «Наперекосяк? Пожалуйста, объясните,  что это означает —  «наперекосяк»?» Полина: «Приглашают меня замуж, по почему-то это ничем не кончается». Психолог: «Угу...» Пауза

Используются техники, ободрения, рефлексивного слушания, постановки вопросов, выяснения. Они стимулируют монолог клиента и позволяют собрать конкретные факты о длительности семейной жизни Полины («пять лет прожили»), о причине развода («у него периодически были загулы»), о том, кто был его инициатором («я его выгнала») и о последствиях развода («все пошло "наперекосяк""»). Вопрос, заданный психологом к эмоционально значимому слову — наречию «наперекосяк» — позволяет выявить глубинный вну-триличпостпый конфликт (хочу замуж, по почему-то не могу). Это дает возможность выдвинуть гипотезу о том, что основные переживания Полины связаны не с дочерью и родственниками, а с ее неустроенной личной жизнью

218

Психолог: «Вот вы сказали, что у вас сложности в отношениях с дочкой. Расскажите об этом». Поли н а: «Я уделяю ей мало внимания -поздно с работы приезжаю. Требований к ней никаких нет — делает, что хочет. Постоянные истерики, капризы. Там, у родителей мужа, ее как-то настраивают против нас,  говорят:  «Ты  приедешь, скажи  маме...» С ними девочка, как побитая. А так у нее упрямый, твердый характер — в свекровь. Как будто не мой ребенок, чужой». П с и х о л о г:   «Не  очень  поняла...   Поясните, что значит — «чужой»?» П о л и Н а: «Она сильнее, чем я. Я ее побаиваюсь. Чуть что, сразу говорит:  «плохая», «уходи», «я буду жить у тон бабушки».   А   мама   у/меня   тоже   впечатлительная — сразу/ю телефону все это с подругами обсуждает. Дашку пытается «построить». Только мой брат на нее может повлиять»

С помощью техник активного слушания и выяснения начинается исследование первой заявленной И потому лежащей «на поверхности» проблемы — отношений мамы и дочки. Это позволяет собрать самодиагнозы (собственное объяснение Полиной сложностей в отношениях с дочерью): «влияние третьих лиц» (родителей мужа),     «генетическая     запрограммированность» («характер - в свекровь») и собственная личностная недостаточность («уделят мало внимания», «требований к ней никаких пет», «она сильнее, я ее. побаиваюсь»). Последний, самый неприятный для Полины само-диагноз,  указывающий   на  ее  воспитательскую неуверенность в роли матери, удается выявить с помощью вопроса к эмоционально значимому слову — прилагательному «чужой». Здесь у Полипы обнаруживается чувство вины по отношению к дочери. Кроме того, ия беседы также следует, что мать Полипы также отличается  неуверенностью в себе, которую она пытается компенсировать излишней строгостью   («мама   у   меня   тоже   впечатлительная»,    «Дашку   пытается    "построить"»). По-видимому, в этой семье ребенка может «укротить» только мужчина (брат)

П с и х о л о г «Теперь понятно». Паула. П с и х о л о г: «А как Даша отнеслась к вашему разводу?» Полина:   «Отреагировала  сначала   спокойно, а потом начала говорить, что это я виновата: «Мама, это ж ты папу выгнала». Психолог: «Вы чувствуете свою вину и жалеете о том, что развелись?» Поли и а: «Нет. Только развод!» Психолог: «В чем тогда вы чувствуете себя виноватой?» Полипа: «Только в том, что могла бы Дашке больше дать. Когда с мужем разошлась, не могла дома сидеть. Пошла на работу, целыми днями работала. И вечером не могла дома быть. Мама на меня ругалась: «Могла бы в гости не ехать, а посидеть дома»

Техники ободрения, стимулирования клиента на монолоГ, открытых вопросов, перефразирования, развития мыслей собеседника, отражения и выяснения    чувств    применяются    для    анализа последствий развода. В результате обнаруживается, что с точки зрения Полины развод был неизбежен («только развод!»). Можно предположить, он был вызван серьезными обстоятельствами. Обращает на себя внимание также информация о том, что Полине после возвращения к родителям трудно было находиться дома («не могла дома быть»), несмотря на чувство вины перед дочерью, подкрепляемое матерью («могла бы в гости не ехать, а посидеть дома»)

Психолог «Вот вы сказали, что мама на вас ругалась. А какие у вас вообще отношения с мамой?» Полипа: «Когда была маленькая, родители меня ни на день, ни на ночь не оставляли. Конфликт начался, когда я ушла из семьи, вышла замуж. Супруг им сначала понравился, а потом мама к нему стала хуже относиться. И я все стала скрывать». Психолог: «А сейчас, после развода, какие у вас с мамой отношения?»

С помощью техник развития мыслей собеседника, структурирования,          открытых          вопросов начинается    изучение    отношений    Полины    с матерью. Обнаружено, что причиной охлаждения между    ними    стало    замужество    Полины    и отношение   матери   к   ее   супругу   («конфликт начался,    когда    я    вышла    замуж»,    «сначала понравился, а потом мама к нему стала хуже относиться»).   Далее   выясняется,   что   Полина считает свою мать причастной к разводу («она постоянно высказывала свое подозрение, может,

219

220

221

зом можно объяснить начавшиеся сложности мамы и бабушки в отношениях с ребенком, которые и послужили одним из поводов для обращения к психологу. Самое большее расстояние на рисунке оказалось между Полиной и ее мамой, и это подтверждает фраза, что с мамой «нет тесного контакта, я ей ничего про себя не рассказываю».

Рисунок также позволяет предположить, что после смерти отца Полины отношения между ней и ее матерью стали еще более напряженными. Главным объектом, на котором они разряжают свое напряжение, теперь, по-видимому, стала Даша. Она находится между мамой и бабушкой, является предметом их общего внимания и своеобразным «яблоком раздора».

Приведенный фрагмент взаимодействия психолога с Полиной показывает, как с помощью специальных техник ведения беседы за достаточно короткое время удается перевести обсуждение проблем, волнующих клиента, с поверхностного уровня на уровень более глубокий и личностно значимый. Этому способствует постоянное стимулирование клиента на монолог и вопросы, задаваемые психологом к эмоционально важным (и потому ключевым в контексте беседы) словам.

При подведении итогов беседы Полина дала следующие комментарии: «На-придумывала я многое. Сама не знаю, чего хочу. Хочу выйти замуж, но те, кто ко мне нормально относятся, почему-то мне не нужны. А вот к тем, кто меня бросает, — у меня сильные чувства».

На вопрос, какие чувства она испытывает после общения с психологом, Полина, подумав, ответила: «Тревожно, что с мамой нет тесного контакта. Страшно, что останусь одна. Уверенность, что с ребенком я найду общий язык».



Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 |

Оцените книгу: 1 2 3 4 5

Добавление комментария: