Название: Семейный диагноз и семейная психотерапия - Эйдемиллер Э. Г.

Жанр: Медицина

Рейтинг:

Просмотров: 1512

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 |


8.2. Рисунки в индивидуальном и семейном консультировании и психотерапии взрослых клиентов

Вслед за другими авторами в индивидуальной работе со взрослым клиентом мы используем следующие темы для рисования: «Автопортрет», «Моя семья», «Мое приятное воспоминание», «Мое неприятное воспоминание» и другие, а также рисунки по типу: «Перед, во время, после» или «Прошлое, настоящее, будущее» (Исурина Г. Л., 1983; Остер Д., Гоулд П., 2000).

Картины, отражающие динамику жизненного контекста, наши клиенты создают либо на отдельных бланках, либо на одном и том же горизонтально расположенном листе бумаги альбомного формата, разделенном вертикальной чертой на две части. Темы формулируются, исходя из конкретного жизненного контекста. Например: «Я в детстве — я сейчас», «Я до замужества — я после замужества», «Я должна — я хочу», «Я до начала работы с психологом — я сейчас...», «Мое отношение... тогда — ...сейчас».

В качестве иллюстрации адекватности и эффективности применения рисунков в семейном консультировании и психотерапии приведем несколько примеров.

■ Случай Анны С.

На прием к психологу пришла Анна С, женщина 33 лет, с высшим техническим образованием, преподаватель колледжа. Анна замужем 10 лет, ее мужу Игорю 35 лет, сыну Сереже 2 года. Свою проблему клиентка сформулировала так: «У меня депрессия. Я хочу уйти от мужа, но не могу. Родители вынудили выйти замуж. Думала, что найду силы и расстанусь с Игорем. Уже несколько раз, чтобы жить отдельно и как можно дальше от него, я уезжала работать за границу. Но что-то во мне ломалось, и я возвращалась».

Психолог предложила Анне нарисовать два рисунка: «Я до замужества» (рис. 8.1) и «Я сейчас» (рис. 8.2).

На первом из них Анна нарисовала себя улыбающейся, открытой людям. Она описала это так: «Я здороваюсь с людьми. Думаю о солнце. Чувствую радость». На вопрос консультанта: «Сколько вам здесь, на рисунке, лет?» — приписала: «Мне здесь 20 лет».

На второй картинке изображенная Анна плакала. У нее не были прорисованы кисти рук и ступни ног, поэтому фигурка выглядела по-детски обиженной, сморщенной и слабой. Грустному выражению лица соответствовали тучи над головой и поникший цветок. Подпись к рисунку гласила: «Мне плохо, нет солнца. Нет человека, к которому можно прижаться, которому я хочу высказать все, что накопилось, и получить примерный ответ».

Дальнейшая беседа с Анной прояснила, что на момент обращения к психологу она проживает вместе с мужем, сыном и своими родителями в трехкомнатной квартире-распашонке. В первой изолированной комнате живут родители, во второй — Анна с сыном. В общей проходной комнате обитает Игорь. У Анны с Игорем есть своя однокомнатная квартира, и какое-то время супруги там жили отдельно от родителей. Однако мама Анны их все время контролировала — могла даже ночью нагрянуть с проверкой. В конце концов, используя аргумент, что семье не хватает денег на жизнь, она уговорила Анну переехать и жить совместно с родителями, а квартиру сдала своим знакомым.

226

Рис. 8.1. Рисунок Анны С. «Я до замужества»

В отличие от жены, Игорь выступил за переезд. Он прекрасно ладит с ее родителями, особенно с тещей. Это объясняется историей их взаимоотношений. Сначала Игорь познакомился с матерью Анны и очень ей понравился. Она представила Игоря дочери как возможного жениха. Анна долго его игнорировала и не принимала всерьез. Но замуж, в конце концов, под давлением родителей, вышла: «Было уже 22, пора было выходить». На вопрос психолога, чем Игорь так понравился ее родителям, Анна, подумав, ответила: «Он всегда слушается маму. И папа у нас тоже слушается маму».

Ребенка Анна долго не заводила, считала, что не готова быть матерью. Однако в 30 лет все-таки родила: «Возраст подошел, дальше тянуть было нельзя».

На момент обращения к консультанту Анна, ее мать и отец работают. Материально семью обеспечивает мать, которая, по словам дочери, представляет собой «настоящего эр-гопата, трудоголика». Отец Анны на службе скорее числится, чем что-то делает. Анна назвала его «трутень». Муж Игорь сидит с сыном и работать не очень стремится. Это Анну устраивает, поскольку она может много времени проводить вне дома.

227

Рис. 8.2. Рисунок Анны С. «Я сейчас»

Анна мужа не любит. В сексуальные отношения супруги вступают редко. Однако Анна ценит и уважает Игоря за то, что он прекрасный отец — умеет общаться с ребенком и уделяет ему много времени.

Психолог предложила Анне нарисовать рисунок «Моя семья» (рис. 8.3).

Анна расположила лист бумаги вертикально и в его верхней части последовательно изобразила три фигуры: маму «всю в себе», папу, который «переживает радость от выигрыша на компьютере», и мужа Игоря, который «что-то доказывает мне».

В центре нижней части листа, прямо под фигурой своего отца Анна нарисовала сына Сережу.

Психолог внимательно рассмотрела рисунок и задала Анне вопрос: «А где вы?» Анна смутилась и быстренько пририсовала еще одного человечка — рядом с Сережей и под изображением своего мужа. Дальше всего от нарисованной Анны на листе оказалась ее мать, при этом женщин разделяли три мужские фигуры. Фигурка Анны получилась наклоненной вправо, так что возникало впечатление, что клиентка хочет уйти или убежать куда-то в сторону.

228

Рис. 8.3. Рисунок Анны С. «Моя семья»

«Что вы тут делаете на рисунке?» — задала психолог еще один вопрос. «Оцениваю ситуацию, — ответила Анна, — и очень хочу взять Сережу за руку».

При дальнейшем изучении и обсуждении рисунка психолог и Анна обратили внимание на такие моменты.

Из рисунка следует, что в семье есть доминирующие взрослые и подчиненные дети. В подсистеме взрослых главной фигурой является мама, которая уверенно стоит на ногах и, по-видимому, управляет двумя мужчинами — отцом Анны и ее мужем Игорем. В подсистеме Детей оказались двухлетний Сережа и сама Анна. Они подчиняются сразу всем взрослым.

Анну не удовлетворяет ее детская роль, поэтому она все время пытается убежать из семьи, не отстаивая свои права. Но ее удерживает Сережа.

Анна утверждает, что хочет, но не может уйти от мужа, хотя из рисунка видно, что она старается находиться подальше не от Игоря, а от матери. Означает ли это, что ее истинным желанием является стремление жить отдельно от матери (от родителей), а не развод с мужем?

229

Обдумав эту информацию, Анна сказала: «Действительно, уезжая за границу, я каждый раз думала — устроюсь, обживусь и заберу сюда Игоря и Сережу. Наверно, я хотела жить там только потому, что это далеко от мамы и она не сможет меня контролировать и даже ночью проверять, что я делаю».

В результате консультации клиентка решила, что она, ее муж и сын должны жить отдельно от родителей в их собственной однокомнатной квартире. Сережу отдадут в детский сад, Игорь выйдет на работу, и материальный вопрос не будет стоять остро. «Игорь не против работы, — добавила Анна. — И я совсем не хочу, чтобы у меня не было ребенка или у моего ребенка не было отца».

«Вы считаете, что вам хватит сил убедить своего мужа жить отдельно от ваших родителей?» — задала вопрос психолог. «Я буду стараться, — ответила Анна. — Мне пора снова стать взрослой, какой я была в 20 лет, как на рисунке. Ведь на самом деле я похожа на свою мать. А сейчас я не чувствую разницы с подростками, которым преподаю в колледже».

Этот пример показывает, как использование рисования позволяет наглядно представить ситуацию в проблемной семье, провести анализ ролевого взаимодействия, обсудить возможные способы разрешения ситуации и осуществить поиск личностных ресурсов. В своей, на момент обращения к консультанту, дисфункциональной семье клиентка не может удовлетворить потребности в безопасности, личностном росте, самоактуализации, и это диктует необходимость реконструкции семейных взаимоотношений.

■ Случай Марины К.

К психологу обратилась Марина, женщина 30 лет, студентка третьего курса экономического факультета (вечерняя форма обучения). Марина вышла замуж в 18 лет, ее дочери Эвелине 9 лет. Обращение за психологической помощью было повторным. Первая встреча состоялась два года назад. Тогда Марина хотела разобраться в отношениях с мужем, которые по разным причинам ее не удовлетворяли. Из-за этого у женщины постоянно возникала мысль о разводе. После консультации она осознала, что развода не только не хочет, но даже боится.

Необходимость повторного обращения Марина объяснила снижением настроения и появлением навязчивой мысли о том, что всем людям вокруг нее хорошо, а ей плохо. «Я хочу, чтоб они меня поняли, — сказала Марина, — а они не хотят, не могут». Психолог задала Марине вопрос, кто ее не понимает, кому, в отличие от нее, хорошо. Клиентка ответила, что это муж и подруги. Муж считает, что Марина делает то, что она хочет, и поэтому ей не может быть плохо. А подруги, как и Марина, сидят дома с детьми, не работают, но, в отличие от нее, счастливы. Они тоже никак не возьмут в толк, что ее не удовлетворяет.

Марина рассказала, что в настоящее время основными ее делами являются домашнее хозяйство, воспитание дочери, контроль за ее учебой, а также собственные занятия в институте. Хозяйство у Марины в идеальном порядке — все вычищено, блестит, стоит на своих местах. Поэтому ее очень раздражает, что порядок сразу нарушается, когда дочь приходит из школы, а муж возвращается с работы.

Дочь учится хорошо, и этим Марина гордится. «Когда Линочка получает четверку или, не дай бог, тройку, — я места себе не могу найти, чувствую стыд, у меня лицо горит. Как будто это я плохую отметку получила, — рассказала Марина. — Я специально на работу не иду, хотя мне все работу предлагают. Считаю, что я должна ребенка поддержать, чтобы она получила все возможные знания. И сама я в институте учусь только на пятерки. Только один раз случилось — по концепциям естествознания плохо ответила. Но когда преподаватель на

230

Рис. 8.4. Рисунок Марины К. «Я должна — я хочу»

Рис. 8.5. Рисунок Марины К. «Я такая довольная, я такая счастливая»

меня посмотрел — сразу испугался и тройку не поставил. Сказал, чтобы пришла еще раз. Я очень переживала, ждала от мужа сочувствия, а он не понимал. К счастью, потом на пятерку пересдала».

Выслушав Марину, психолог дала ей лист бумаги, разделенный чертой на две части, и предложила сделать рисунок на тему: «Я должна (мне надо) — я хочу» (рис. 8.4).

В левой части рисунка («Я должна») женщина изобразила свою голову с растрепанными волосами и руки, схватившиеся за голову. Лицо было обращено вперед (анфас), его выражение получилось озабоченным, страдальческим. Глаза смотрели куда-то вверх. Казалось, что Марина решает и не может никак решить какую-то важную проблему. Вокруг себя Марина нарисовала чашки, стопки тарелок, кастрюлю, водопроводный кран, тряпку для уборки, тетрадки дочери, свои учебники и телефон. Появление телефона она объяснила так: «Мне же надо позвонить всем родственникам и узнать, как у них идут дела, как они себя чувствуют».

В правой части рисунка («Я хочу») Марина нарисовала себя почти в полный рост (не были прорисованы только ноги). Лицо развернуто в профиль. Голова Марины была гордо поднята, на лице сияла довольная улыбка. Изображая фигуру, клиентка подчеркнула грудь, талию. Это делало ее стройной, женственной, соблазнительной. В руке нарисованной Марины была изящная сумка. Про сумку она сказала так: «У меня в руке сумка, поэтому видно, что я возвращаюсь с работы». Находящиеся на втором плане муж и дочь с восхищением смотрели на Марину. За спиной женщины также были нарисованы улыбающиеся лица.

Рассмотрев картинку, психолог констатировала: «Получается, что вы будете счастливы, если пойдете на работу. Но на работу устраиваться вы не собираетесь, потому что должны заниматься хозяйством, дочерью и учебой». — «Да, это так», — подтвердила Марина. Тогда психолог достала из папки рисунок клиентки, который та выполнила два года назад, когда впервые обращалась за психологической помощью. Это был рисунок на тему: «Я такая довольная, я такая счастливая» (рис. 8.5.).

Марина изобразила себя во весь рост, улыбающуюся, на фоне школьной доски. На доске были написаны буквы английского алфавита. Свой рисунок клиентка описала так: «Я работаю в школе, преподаю детям английский язык. И поэтому я такая довольная, такая счастливая».

«И на этом рисунке вы счастливы на работе, — констатировала психолог. — Вам не хватает внимания и восхищения? Посмотрите, когда вы тут стоите у доски в классе, наверняка все дети на вас смотрят и вами восхищаются. И на первом рисунке, где вы с работы возвращаетесь, на вас не только муж и дочь смотрят, но и другие люди вам улыбаются. Похоже, что вам тесно в вашей семье, вам не хватает социальных успехов и признания. Как вы считаете, не с этим ли связаны ваши переживания по поводу отметок дочери и собственных отметок в институте?»

«Вы что же, считаете, что все мои проблемы связаны с тем, что я не работаю?» — возмущенно сказала Марина. «Нет, конечно, — ответила психолог. — Вы полагаете, что муж и подруги вас не понимают. Но на самом деле ваша проблема состоит в том, что вы сами плохо себя понимаете. Не желаете видеть свою выраженную потребность в достижении и социальном признании. Вы утверждаетесь на кухне, в учебе дочери, в обидах на невнимание и непонимание мужа. Неужели вам этого достаточно и вам это нравится?»

Во время случайной встречи с психологом через месяц после беседы Марина сообщила, что все-таки решила сначала окончить институт, а уже потом искать работу по специальности. Клиентка сказала, что разговор с психологом вызвал у нее много неприятных чувств. Однако она об этом не жалеет. И если понадобится, придет на консультацию еще.

Приведенный пример показывает, как нерешенные личностные проблемы одного члена семьи могут оказывать негативное влияние на его отношения с близ-

232

кими. Использованные в процессе консультирования рисунки наглядно продемонстрировали клиентке ее скрытые и недостаточно осознаваемые потребности, неудовлетворение которых неизбежно вело к напряженности семейных взаимоотношений.

Следует отметить, что информация, полученная с помощью рисования, была подтверждена результатами психодиагностики. Так, по данным Гиссенского личностного опросника (Гиссенский личностный..., 1993), Марину отличали следующие социально-психологические характеристики личности (приводим по степени выраженности): хорошие социальные способности, властолюбие (желание настоять на своем), избыточный контроль над собой, сниженное настроение, положительное представление о своей социальной репутации. В структуре психологических защитных механизмов доминировали проекция (приписывание окружающим различных негативных качеств с целью их неприятия и самопринятия на этом фоне) и компенсация (защита от комплекса неполноценности с помощью достижения высоких результатов в деятельности или отождествление себя со значимыми другими).

■ Случай Татьяны Н.

В течение двух месяцев по поводу семейных и личных проблем проходила психотерапию Татьяна, женщина 33 лет, преподаватель вуза, не замужем.

Конкретным поводом для обращения послужили напряженные отношения Татьяны с матерью. Мать постоянно была недовольна дочерью, говорила, что та «денег не зарабатывает, держит ее за служанку, не рассказывает, где была». Поэтому дочь и мать могли месяцами не разговаривать, по словам Татьяны, «играть в молчанку».

Психолог предложила Татьяне уговорить мать прийти вместе с нею на прием. Однако мать категорически отказалась. Поэтому работа проводилась только с дочерью. Она включала: 1) изучение истории семьи, отношений Татьяны с матерью и другими близкими родственниками; 2) психодиагностику личности и выявление личностных проблем (в том числе семейно обусловленной проблемы незавершенного поиска идентификации); 3) рассмотрение роли Татьяны в возникновении напряженных отношений с матерью и другими членами семьи; 4) обсуждение планов на будущее относительно вариантов устройства личной жизни и профессиональной карьеры.

При подведении итогов работы психолог попросила Татьяну сделать рисунки. Для этого были предложены горизонтально расположенные листы альбомного формата, разделенные вертикальной чертой на две части. Тема первого рисунка была сформулирована так: «Моя мама до начала работы с психологом (два месяца назад) — моя мама сейчас» (рис. 8.6.).

В левой части этого рисунка (мама до начала психотерапии) Татьяна изобразила мать в полный рост со спины. Женщина стояла у кухонного стола и что-то готовила. В правой части рисунка (мама сейчас) мать Татьяны была нарисована анфас, лицом вперед. Она сидела в кресле с кошкой на руках и улыбалась.

Психолог попросила Татьяну описать словами, что она видит на рисунке.

«Мама два месяца назад — готовит, заботится, чтобы я не голодала. Напряжена. В обиде, что я не говорю, куда хожу. Одиночество чувствует, злится, — рассказала Татьяна. — А здесь, в кресле — уже оттаявшая. Ссориться надоело. С котом разговаривает. Но все так же злится. Может, пытается меня понять, но не хочет говорить».

233

Рис. 8.6. Рисунок Татьяны Н. «Моя мама до начала работы с психологом (диа месяца назад) — моя мама сейчас»

Рис. 8.7. Рисунок Татьяны Н. «Я до начала работы с психологом (два месяца назад) — я сейчас»

Выслушав Татьяну, психолог задала вопрос: «Как вы считаете, здесь, на рисунке, ваша мама за эти два месяца изменилась?» — «Похоже, что да, — ответила клиентка. — У нее настроение повысилось, и она стала чаще играть с кошкой. И я стараюсь ей помогать. Вот тут недавно шторы в комнате помогла ей повесить».

Далее Татьяне было предложено рисовать на тему «Я до начала работы с психологом (два месяца назад) — я сейчас» (рис. 8.7).

В левой части рисунка (до начала психотерапии) Татьяна изобразила себя анфас, в правой части (сейчас) — в профиль. Свои занятия она описала так: «Здесь, слева, я читаю конспект к лекции, готовлюсь к занятиям в институте. А справа — сижу за компьютером и копаюсь в "Фортуне" — в службе международных знакомств».

Внимательно рассмотрев рисунок, психолог спросила: «Скажите, пожалуйста, здесь, на левом портрете, до начала консультирования, вы на кого больше похожи — на женщину или на мужчину?»

Татьяна внимательно рассмотрела свое изображение и с удивлением ответила: «Похоже, что на мужчину. А за компьютером — почему-то на женщину. Наверно, потому, что я себя в профиль нарисовала и прическа видна». — «Как вы считаете, вы за эти два месяца изменились?» — задала еще один вопрос психолог. «Кажется, да», — неуверенно ответила Татьяна.

Этот пример показывает, как использование рисования позволяет зафиксировать динамику личностных и межличностных изменений, происшедших во время психотерапии, и наглядно продемонстрировать их клиенту.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 |

Оцените книгу: 1 2 3 4 5

Добавление комментария: