Название: Семейный диагноз и семейная психотерапия - Эйдемиллер Э. Г.

Жанр: Медицина

Рейтинг:

Просмотров: 1658

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 |



10.3. Индивидуальная форма работы с пересказом

При индивидуальной психотерапии пациент получал следующую инструкцию. «Сейчас я начну рассказывать сказку, а ты ее продолжишь. Можешь придерживаться сюжета, но можешь и отступать от него. Можешь вводить новых действующих лиц. Я буду записывать все, что ты говоришь». Если возникали вопросы о

288

том, зачем это делается (что случалось редко), пациенту говорилось, что терапевту интересно больше узнать о его способностях, творческих возможностях.

В качестве примеров приведем с некоторыми комментариями стенографические записи пересказов сказки «Гуси-лебеди», сделанных тремя пациентами разного возраста, обратившимися к психотерапевту с разными проблемами. Стилистические и грамматические особенности речи пациентов сохранены. Паузы, которые они делали в процессе повествования, обозначались точками.

■ Пример 1. Молодой человек 24 лет, студент

Обладая приятной наружностью, он легко знакомится с понравившимися девушками, но не может поддерживать с ними длительные «серьезные» отношения.

Врач: Жили-были муж и жена. У них было двое детей — Аленушка и Иванушка. Отправились однажды родители за покупками в город, а детям строго наказали не ходить со двора, так как мэгугиалететь гуси-лебеди и унести их неведомо куда...

П а ц и е н т: (Пауза) Хм... (Пауза). Время было раннее и дети, выслушав наказ родителей, продолжили спать... (Пауза) Хм... (Пауза). Отец запряг лошадь в телегу, дождался жену, собравшую пожитки в дорогу... (пауза) ...и слегка ударив лошадь кнутом, положил начало длинному пути.

Когда солнце поднялось достаточно высоко, чтобы помимо света и обжигать, выспавшиеся дети, не умываясь, так как некому было за этим присмотреть, выскочили на улицу.

Погода стояла замечательная, пели птицы, за небольшой рощицей перед домом шумел водопад на плотине, выстроенной отцом. Где-то за домом были слышны голоса птиц и скотины, которая была заперта, но, тем не менее, ухожена и накормлена еще ранним утром хорошей хозяйкой... Так... (Пауза; смеется). А на столе в самой большой комнате дома, прикрытая холщовой тряпкой, стояла крынка парного молока, — результат заботы любящей матери о своих несравненных чадах.

В данном отрывке в описаниях автора, сделанных подробно и со вкусом, отражаются его восхищение отцом и матерью, ее заботой, жизненным укладом его семьи.

Славно позавтракав, дети уставились друг на друга. (Пауза). Молчание — знак согласия! Они думали об одном и том же: раз они одни, то делать им дозволено все, что они сочтут нужным... И потому, не размышляя слишком долго, они сунули ноги в свои беговые кроссовки и отправились на дивный луг, который лежал за рекой, и куда родители не пускали их одних. Это казалось странным, потому что луг ни видом своим, ни запахом, ни чем-либо другим не грозил ни взрослым, ни детям, решившим пробежаться по нему босиком.

— Как ты думаешь, — спросила девочка брата, — почему родители каждый раз, оставляя нас одних, говорят нам о гусях, которые ни разу не посетили нас?

— Не знаю, — ответил мальчик, рассматривая красивую птицу, сидящую на ветке ближайшего дерева, — может быть они говорят это потому, что их родители говорили им то же самое...

— Но какое это имеет значение для нас в столь замечательный день!

Продолжая болтать о всякой ерунде, а также рассуждая, какие подарки привезут им родители, они добрались до речки, нашли мостик, ухоженный мостик, любовно переброшенный на другой берег (слегка коряво, но ладно), и, предвкушая восторг, бросились к лугу!

Первоначально образ моста 3. Фрейд толковал как мужской половой член, соединяющий родителей при половых сношениях. Из этого значения он выводит и

ЮЗак. 4487

289

другие, отдаленные от первоначального смысла; например, переход из одного состояния в другое (Freud S., 1917).

Они почти ослепли от тех красок, которые предстали их взору! Чего там только не было: небесно голубой, пурпурно-красный, сочный зеленый цвет травы, мягкие волны которой, повинуясь ветру, легкому ветерку «бродили» по лугу.

Скинув кроссовки, и, расстелив на траве специально взятый для этого коврик, они сложили на него свои вещи, и, достав из сумки летающую тарелку, стали беззаботно тратить свое свободное время. Наигравшись вдоволь, они перекусили вкусными яблоками и ватрушками с молоком, и уставшие, но довольные, двинулись в обратный путь. Беззаботное веселье сократило время обратного пути, сделав его почти незаметным. Попав домой, уставшие, но довольные, они ополоснули ноги от дорожной пыли, и в ожидании родителей завались спать на веранде, предвкушая (как правильно сказать, не знаю) радость от гостинцев, которые они увидели только утром, потому как проспали до следующего восхода солнца. И никто не узнал об этой маленькой шалости (родители), все остались довольны. Жизнь, счастливая жизнь продолжалась!

В этом отрывке интересно отметить, что родители незримо присутствуют рядом с детьми во время их пикника (и в беседе о гусях, подарках, и в завтраке молоком, ватрушкой и яблоками). Дети снимают обувь, что символизирует желание близости, но очень ограниченное. Они играют в летающую тарелку, но гуси-лебеди так и не появляются. Дети переходят речку по мостику, без труда и так же, не задумываясь, возвращаются назад домой.

Из рассказа пациента видно, что узы, связывающие его с родителями, необыкновенно сильны. На краткое время, утратив контроль родителей, он отваживается на незначительные шалости, но у него совсем нет желания оторваться от отчего дома, поискать счастья, любви вдали от него. Личность пациента инфантильна, его страшит возможное лишение комфорта, заботы родителей. Мотивация сложных произвольных актов носит инфантильно-гедонистический характер.

В качестве дополнительного задания ему также было предложено ответить на вопрос о том, что бы чувствовали Иванушка и Аленушка во время полета, если бы гуси-лебеди подхватили их и унесли высоко в небо. Вот его ответ.

...Иванушка, чувствуя, как крепко держат его гусиные лапы, размышлял, насколько хватит сил у гуся нести его тяжелого одному, и что он сделает, когда устанет. Испытывая, испытывая восторг от тех красот, которые открывались его взору, он также (в то же время — лучше) опасался, как бы гусь, решив, что ноша слишком тяжела, не отпустил бы его. Результата падения Иванушка не знал, а экспериментировать не хотелось.

Страх установить с кем-то «серьезные» отношения очевиден. Именно он приводит к тому, что автор этой сказки знакомится и проводит время с девушками, похожими на него, боящимися полюбить или представляющимися ему такими.

Аленушка же, напротив, не находила оную прогулку забавной. И лишь переживала о том, что на лугу остались их вещи, среди которых была ее любимая косынка (пауза). Разве этого не достаточно? (Пауза).

Гуси-лебеди несли их за синие моря, зеленые леса — подальше от родителей, чтобы потом потребовать от них выкуп или, в крайнем случае, обменять на своих заточенных собратьев, которые хоть и были в тепле и всегда накормлены, но жаждали свободы.

290

■ Пример 2. Мужчина 43 лет, бизнесмен

Обратился с жалобой на охлаждение отношений с женой. Примерно полгода живет отдельно, но часто навещает ее и детей. Несмотря на то, что жена всегда вроде бы радушно встречает его, после каждого такого посещения у него портится настроение.

Врач: Жили-были муж и жена. У них было двое детей — Аленушка и Иванушка. Отправились однажды родители за покупками в город, а детям строго наказали не ходить со двора, так как могут налететь гуси-лебеди и унести их неведомо куда...

Пациент: Как только родители уехали, Аленушка говорит Иванушке:

— Пойдем-ка посмотрим, есть ли на самом деле эти гуси-лебеди, или родители просто нас пугают...

— Ну, пойдем, — говорит Иванушка. Он был младше.

И только вышли они за ворота, как сразу налетели гуси-лебеди (лебедей было больше). Закружились они вокруг Аленушки, стали всякие песни петь. Она слушает. Улыбается. Чувствует ИванушкгСчто не к добру эти песни. Однако удержать Аленушку не представляется возможным, удерживать ее просто бесполезно. Увлеклась она этими песнями. И гуси-лебеди это видят, садятся своим клином, подхватывают Аленушку и полетели. Иванушка кричит:

— Не садись, Аленушка, не лети с лебедями! Да только не слушает она его. Так и улетели.

Остался Иванушка один... Смотрит вокруг, а никаких ворот не видно, закрутился вихрь, темно стало, дождь хлещет.

Данный отрывок отражает размолвку супругов, связанную с тем, что жена отказалась помогать мужу в его бизнесе и начала работать самостоятельно, а также его ревность и подавленное состояние. Дождь, с точки зрения А. Менегетти, образ, символизирующий нежелательные обстоятельства, от которых хотелось бы спрятаться. Часто дождь возникает в рассказах пациентов с депрессивной симптоматикой, испытывающих чувство собственной неполноценности (Meneghetti A., 1991).

(Длинная пауза.)

— Ну, — думает он, — однако ж, надо идти искать Аленушку.

И пошел он, но не туда, куда они улетели, а в темный лес, потому что понимал, куда они могут отправиться: в темный лес, на вершину холма. Он там не был, холма не видел, но слыхал, что есть такой холм посреди темного леса.

Образ холма, на вершину которого надо забраться, отражает необходимость преодоления трудностей, потребность в самореализации.

Ну вот. Идет он по дороге, так как в лес дорога вела, и, не доходя до леса, в поле встречает зайца. Заяц спрашивает:

— Куда ты идешь?

Иванушка думает: «Не надо ему говорить, куда я иду, он быстро бегает, раньше времени всем все разболтает».

— Меня мама послала за сучьями для растопки, — отвечает.

А. Мепегетти считал образ зайца символом обесценивания собственной личности, выражением страха сексуальной неадекватности (Meneghetti A., 1991).

291

Идет он дальше, встречает лису. Та спрашивает:

—  Куда идешь, Иванушка?

(Очень длинная пауза.) Думает Иванушка: «Хитрой лисе тоже правду не скажу, незачем ей знать...» Говорит лисе:

— Мне надо ягод к завтраку набрать, иду на опушку за ягодами.

Главное — молчит про холм! А уверенность, что именно на холм ему надо окрепла в нем. (Очень длинная пауза.)

Вошел он меж тем в лес. Дождь кончился. Небо просветлело. Тихий, ясный вечер. Закат солнца. Ручеек течет. Он нагнулся воды зачерпнуть, видит, — на том берегу старушка сидит. Он с ней заговорил, расспрашивал о жизни: кто она, где живет, потом, после хорошего неспешного разговора, заговорил о холме. Проявил уважение к ней, она и разговорилась... И он стал расспрашивать: «Что есть в лесу? Где грибы растут? Куда за ягодами идти? Есть ли охотничьи места? Есть ли опасности? Болота, овраги есть ли?»

Она ему все рассказывает. Видно, что живет она одна и ей поделиться не с кем. Она тоже его спросила: «Кто он, откуда?» И, узнав, что он из деревни, что домой ему не успеть, она приглашает его ночевать. Идут к ней в избушку, садятся у огня. На огне — котел, в котле — ужин. Из котла идет пар... Горит коптилка-керосинка-лучинка. В ее свете, в пару котла он видит Аленушку, как по телевизору. Видит, что она в лесу, вокруг деревья, костер горит. А вокруг нее черти. И что самое неприятное, он понимает, что она чертей не видит, а думает, что это — лебеди и чувствует себя с ними прекрасно! Иванушка понимает, что для нее это плохо кончится, но почему уверен?., спроси, — не скажет!

Он спросил у старушки:

— Что это над котлом виднеется? Она и говорит:

— Не знаю, что ты видишь. Каждый видит свое, что хочет увидеть.

И тут первый звоночек раздался у Иванушки в голове: «Так что же, я хочу увидеть Аленушку среди чертей?» И отвечает он сам себе: «Да нет, по глазам лебедей ясно, что это за «лебеди»! Жесты-то у них лебединые, а глаза — чертовские. Вот!» Что-то он сомневаться стал, но идти дальше не раздумал. Лег спать. А утром у старушки дорогу к холму расспросил, какие встретятся болота, овраги, как их обойти... Она пригласила на обратном пути еще приходить, не стала расспрашивать, зачем он туда идет, но пожелала доброго пути и дала на дорогу краюху хлеба.

В данном отрывке нашли отражение попытки автора узнать что-либо из разных источников о новом образе жизни жены, проявляются его ревность, неприятие упреков женщины в недостаточной душевной близости, эротичности их отношений. Очень интересен образ старушки. С некоторыми допущениями его можно трактовать как образ умершей матери, заботы и советов которой автору не хватает.

И вот идет он по лесу. А утро выдалось изумительное! Ночью прошел дождик, свежо, птички поют, радуга появилась. Виднеется тропинка едва заметная, и он спокойненько по ней идет (пауза), и тут попадается ему на дороге хромая ворона, скачет по земле. Он и говорит:

— Ворона, что ты не летаешь, а скачешь?

— А меня мальчишки камнями побили... Хочу до гнезда добраться, да далеко...

— А где твое гнездо?

—  На черном холме. Нас там целая стая живет на дубах. Дубы высокие, оттуда все видно.

—  Ворона, хочешь, помогу тебе добраться, — говорит Иванушка, — нам с тобой по дороге. Положу тебя за пазуху.

— А что? — отвечает ворона. — Коли по дороге, так и донеси, коли хочешь!

292

Его удивило, что никакой признательности она не проявила. Он ее за пазуху положил, а ворона повозилась там и уснула. (Длинная пауза). Когда дорогу он терял, он ее из-за пазухи вынимал и дорогу спрашивал. К вечеру добрались они к подножию черного холма. Там была такая пещерка, вроде ямки в траве. А поскольку стало темно, он ворону отпустил, а спать лег в ямку. Просыпается рано утром, слышит: на дубу собралась вся стая и ругает ворону за то, что она с ним путешествовала. Говорят ей:

— Дура ты, мало тебя камнями били, мальчишке доверилась!

Но она говорит в том смысле, что «он со мной ничего плохого не сделал». Он встал и говорит:

— Что вы ее ругаете, не все люди такие! А вороны:

— Да знаем мы вас!

Но тут две вороны к нему близко подлетели. Оказалось, это — родители той, что он принес. Они посмотрели на него:

— Посмотрите-ка, она бы без него не добралась! Она ж летать не могла, нога хромая... Тут вороньИадумались, замолчали. Ну и дальше стали выяснять, кто он такой, почему

так странно себя ведет и что ему здесь надо? Он чувствует, они к нему расположены. Они были первыми, кому он рассказал про сестру и всю историю. А вороны и говорят:

— А что ты переполошился? Живем здесь давно, этих лебедей знаем. Хотя с ними и не дружим, но ничего дурного за ними не водится. А сестре повезло, что она к ним попала. Они хотя и выглядят как черти ночью, а днем они — лебеди, за ней ухаживают, все приносят и она живет — лучше некуда!

Но Иванушка не сдается:

— А что же у них глаза горят по-нехорошему?

— А глаза горят потому, что они драгоценные камни знают, ищут их, находят и съедают. То есть ситуация оказалась не той, что он ожидал: ей хорошо, все уважают, приносят

пригоршнями самоцветы, ни в чем она не нуждается и единственно, что ей омрачает жизнь, так это то, что она за него беспокоится. Ей лебеди все рассказывают: зашел в незнакомый лес, путешествует, подвергается опасности... Мало ли кого в лесу можно встретить! Спит на земле, ест что придется. Лес-то ведь настоящий — чащоба. Опасный лес, там и погибнуть можно запросто. Там и хищники, и змеи, и кто хочешь! Отвечает он:

— А что же она кого-нибудь за мной не послала, чтобы привели меня к ней туда? Отвечает ворона:

—  Мы сами удивились, спрашивали лебедей. А лебеди говорят, что ты должен сам справиться.

Ну и еще от себя вороны добавили:

— Может она не очень торопится с тобой встретиться?

Тут Иванушка призадумался: «А надо ли мне вообще туда идти, если там все хорошо...» Он прекрасно помнил, что при встрече с лебедями у ворот дома они на него даже не посмотрели. И с собой его Аленушка не звала. У нее глаза заблестели и тю-тю... Вот сидит он так и думает: «Куда же мне теперь идти? Домой? Но что скажу родителям? Они же в басни про ворон не поверят, скажут: «Проворонил сестру!» Ну и решает он все-таки идти на вершину холма, своими глазами на все посмотреть и все проверить.

Вороны ему не мешали, даже проводили, подсказали пути... И он довольно быстро туда поднялся наверх.

В данном отрывке автор повествует о своем теперешнем окружении, люди из которого (вороны) имеют сведения о том, как сейчас живет его жена. Несмотря на то, что родители автора уже умерли, ясно, что отношения с ними были сложными и процесс сепарации так и не завершился. А. Менегетти считает, что образ вороны

293

указывает на наличие опеки со стороны матери или другой женщины, гиперпротекции (Meneghetti A., 1991). М.-Л. Фон Франц указывает, ссылаясь на «Словарь немецких суеверий», что в христианском мире ворона являет собой воплощение грешника, а также и дьявола (Franc M.-L. von, 1970).

Еще светло. Там поляна, окружена дубами, а посредине ее бьет ключ и вода журчит. И на берегу ручейка Аленушка сидит. Выглядит прекрасно. Сразу видно, что у нее все хорошо. Играет разноцветными камушками. Тут же некоторые лебеди своими хозяйственными делами занимаются, но большинство из них отсутствует. (Очень длинная пауза.) Ну, Иванушка подходит к ней (длинная пауза): Здравствуй, Аленушка! (Длинная пауза.)

— Хорошо, — говорит, — что ты добрался, а то я беспокоилась за тебя! Садись! Кушать будешь? (Длинная пауза). Оказывается, у нее там в земле погреб. Достает она холодного молока, земляники, дает мисочку земляники, чашечку молочка:

— Пей, у нас много всего. Допьешь, еще налью.

Но как-то она держится без особого восторга, хотя, конечно, рада, что пришел он. Видно, что беспокоилась, и видно, что не скучала.

— Ой! — говорит. — Тут так здорово!

— А что тут?

— Все мне приносят, мы с ними летаем!

— А спите вы где? Спать-то тут негде...

— А тут не спят! Мы пляшем по ночам. Костер горит, шашлык жарят... Тут не до спанья!

— А как они при этом выглядят? Смутилась она:

— Честно сказать, по ночам они на лебедей не очень похожи. Они, по правде говоря, никакие не лебеди. Это только днем они лебедями делаются.

— А кто же они на самом деле, — спрашивает Иван, хотя все знает. Аленушка потупилась:

— Да как тебе сказать... В общем-то они черти, — говорит и улыбается при этом.

— Так черти ведь злые?

—  Я тоже так думала! Нам и мама так говорила... Не знаю, как там вообще, но эти черти совсем не злые. (Очень длинная пауза.)

—  Ну, может это только пока? — спрашивает он, а сам думает: «Закрутили девчонке голову!»

А она разумно, спокойно отвечает:

— Да, пока не знаю, а дальше — жизнь покажет!

— А ты вообще домой-то собираешься?

— Я посмотрю еще! В принципе, мне и здесь неплохо. Может, наоборот. Я тут поживу и вас к себе заберу.

Тут уже смеркаться стало, лебеди слетаются, не приветствуют его, но и не гонят. (Длинная пауза.) Лебеди помылись в ручье, отряхнулись, стали рассказывать, что видели. Иванушка спрашивает:

— А зачем они лебедями днем становятся?

А Аленушка отвечает с некоторым удивлением:

— Ну, полетать-то ведь всякому хочется! Черти ж не летают! «Логично!» — думает Иванушка. А тут такие разговоры от лебедей слышны:

— Давайте, пора уже... — и стали они в погреб спускаться по одному. Спускаются лебедями, а выходят чертями.

Костер разожгли, мясо жарят, музыка, откуда ни возьмись, взялась. Поели мяса (пауза), Аленушку с Иванушкой накормили и начали плясать вокруг костра, скачут. Аленушка спрашивает:

294

— Пойдешь?

—  Нет, я тут посижу.

— Ну, сиди, захочешь — приходи, — и пошла с ними плясать.

Иван смотрит, несутся в хороводе вокруг костра. Выглядит эффектно, единственно, — запах как от козла. «Ну, чего ж, — думает он, — копытные! Нельзя показывать, что не нравится, все естественно!» Так посидел и не заметил, как уснул.

Автор часто приходит к жене, навещает детей. Супруги поддерживают контакт. Жена вроде бы не против наладить с ним отношения, но менять что-либо в своем новом образе жизни категорически отказывается, несмотря на то, что понимает, как они не нравятся супругу. В рассказе лебеди (положительный образ), что соблазнили Аленушку, представляются автору чертями (отрицательный образ).

И снится ему, как будто он дома, в печке огонь, мама нажарила блинов, ждут отца. Приходит он поздно, заросший бородой, будто месяц его не было.

— Где ты был? — спрашивают.

— Как где? Где же мне быть? Дочку пропавшую искал!

— Я же говорил тебе, где она, — говорит Иванушка.

—  Много ты понимаешь! Что я, чертей что ли не знаю, — отвечает отец. Помолчал и добавил, глядя в сторону:

— Погубят они ее!

А мама смотрит на отца тревожно, потом на Иванушку, а он качает головой:

—  Да нет, там все нормально, я сам видел, — а самому тревожно, рад бы ее оттуда забрать, да знает, что она не послушает.

Тут он просыпается и понимает, что видел то, что произойдет, когда домой вернется, будущее.

Опять тоска по дому. Автору очень не хватает поддержки родителей. Во сне он мечтает о материнской заботе, мудром сильном отце, пытающемся вместо него решить проблему...

Черти, и правда, не спят. Пляски прекратились. Едят, пьют, разговаривают, как туристы у костра. Аленушка с ними и никто ее не обижает. Все спокойно у них и хорошо. Тут Иванушка думает: «Надо будет родителей сюда привести, пусть сами на все посмотрят! Может, черти родителям понравятся, они их тоже себе заберут!» И вспомнил он про старушку, у которой ночевал. Попрощался с сестрой, поблагодарил всех и отправился вниз с холма затемно.

Идет он вниз, светает. Краешек неба побелел, контуры деревьев показались. Вороны проснулись, закаркали. Он с ними поздоровался, поблагодарил за то, что дорогу показали верную.

— Ну что, правильно мы тебе говорили, что с ней все в порядке?

— Да, вроде, так и есть.

— Чего, теперь родителей сюда приведешь?

— А вы откуда знаете, что я так думал?

— Так у нас тоже родители есть и дети свои, мы все понимаем. Но ты же придешь сюда еще в любом случае?

— Конечно, приду!

Тут выходит хромая ворона:

— Возьми меня за пазуху, мне там понравилось, потом обратно принесешь. Обрадовался он попутчице, посадил на плечо. Так они и пошли по лесу той же дорогой

к дому старушки. Дождались, когда она к вечеру домой вернулась.

295

Пригласила она их к себе, и они у нее остались ночевать. Ночью за похлебкой он все рассказал и спросил:

— Что посоветуете в такой ситуации?

— Не советчица я, но у тебя есть варианты. Я перечислю их, а ты сам выбирай. Первый вариант: вернись благополучно домой к родителям и сам решай, что им рассказывать, а что нет. Второй вариант — сам чертом можешь стать.

— А как стать чертом? Она ему и рассказала:

— Это просто. Будет зима, на озерах лед. Придешь в лес. Я покажу тебе чертово озеро под холмом, дам пешню. Первым делом, проруби прорубь. Оставлю тебе свечку гореть. Успеть должен, пока она не догорела. Все с себя сними и огарком свечи перекрестись. Потом ныряй в прорубь, а свечу из рук не выпускай. Она и под водой светит. Плыви ко дну, а к проруби не возвращайся. Когда ко дну подплывешь, увидишь, что оно белое, как снегом покрытое, а в нем ледяное окошко. Все сделаешь, пока воздуха в легких хватит. На холод внимания не обращай. В круглое черное окошко постучишь три раза и свечу к середине поднесешь. Окошко внутрь провалится и тебя внутрь с водой засосет. Окажешься ты в том погребе, из которого черти выходят. Выходи наверх смело, тебя там будут ждать.

Помолчал Иванушка, поблагодарил и пошел домой к родителям с вороной.

На этом пациент закончил свой рассказ.

Озеро, покрытое льдом... Прорубь, которую надо прорубать, а потом нырять до самого дна... Ледяное окошко, куда засасывает... Погреб, из которого черти выходят... Пешня для проруби... горящая свеча негаснущая и в воде...

Думается, что интерпретация этих образов понятна. По мнению А. Менегетти, лед символизирует снижение сексуального влечения, смерть. Свеча — фаллический символ. Также этот образ может указывать на страх потери мужской силы, старения, умирания (Meneghetti A., 1991).

Единственная возможность сделать отношения с женой теплее, разбить лед — восстановить интимные отношения, решиться на душевную близость.

В качестве дополнительного задания пациенту было предложено ответить на вопрос о том, что бы чувствовали Иванушка и Аленушка во время полета, если бы гуси-лебеди подхватили их и унесли высоко в небо. Ответ пациента подтвердил наши прежние гипотезы.

Иванушка боится неизвестности, куда прилетят, что с ним будет. Он не боится упасть на землю и разбиться. Он боится того, что с ним произойдет, когда они прилетят. Что от него потребуется, что он сможет сделать. А когда человек боится, его ничто не может увлекать. О полете он не думает, а только о том, что будет потом. Он боится, что не справится.

Аленушка думает, что «Наконец-то моя судьба пришла! То, чего ждала, то и получила. Ждала феерических событий, и приключения начались». Она с нетерпением... Ей нравится полет. Она видит долы, леса внизу, облака вокруг. Полет ее захватывает. Полет увлекает, и она с интересом предвкушает, что будет дальше, и как она об этом будет рассказывать родителям, знакомым, когда вернется домой. Будет чем похвастаться!

■ Пример 3. Женщина 58 лет

Проживает с престарелой больной матерью. Жалобы на навязчивый страх сказать что-нибудь оскорбительное близким знакомым, друзьям, испортить с ними отношения. Замужем

296

не была. Несколько лет, вопреки воле матери, поддерживала близкие отношения с мужчиной, который умер год назад. Обнаруживает депрессивную симптоматику.

Врач: Жили-были муж и жена. У них было двое детей — Аленушка и Иванушка. Отправились однажды родители за покупками в город, а детям строго наказали не ходить со двора, так как могут налететь гуси-лебеди и унести их неведомо куда...

Пациент: (Пауза.) Они уехали. Детям было скучно сидеть. Они, как все дети, решили, что если гуси-лебеди прилетят, то они найдут с ними общий язык. Они все пооткрывали и вышли во двор.

Прилетели птички и, значит, соблазнили их неведомыми дальними странами. Сели они на шеи и улетели.

Вернулась мама... Все понятно: детей заклевали и они погибли!

А между тем девочка и мальчик счастливо путешествовали с птицами, с которыми подружились, были вполне счастливы. Только вот всю жизнь сидела заноза: как там мама с папой, живы ли они? А вернуться по условиям их сказочной игры было совершенно невозможно!

Повзрослев, после нескольких лет путешествия вернуться хотели оба, и навсегда это осталось их внутренней болью. (Очень длинная пауза.)

Еще прошли года, и появилась возможность вернуться уже взрослыми к старым папе и маме. Но они не знали, останутся ли с родителями или только обозначатся, что живы, и ничего ужасного в их жизни не произошло.

Когда они вернулись и увидели своих родителей, которые не могли понять, что дети были счастливы, и уверяли, что если бы они не улетели, жизнь была бы хуже. Дети не смогли им ничего объяснить, хотя пытались первое время, но потом и попытки бросили.

И вот так они дожили, каждый оставшись при своем. Родители с чувством выполненного долга, но с неутихающей болью, что основная жизнь прошла без детей, а дети — со своей болью, так как узнали другую жизнь. И хотели бы жить вольными птицами, но стариков бросить не могли.

Полеты принесли счастье временное, упоение свободой, а счастье воспоминаний было сомнительным... Оно скорее даже и боль...

Чем больше повествование соответствует сюжету сказки, тем менее оно информативно. Обращает на себя внимание то, что все три пациента резко отошли от сюжета. При знании анамнеза, толкование рассказов не представляет трудностей.

Предлагать такую форму работы пациентам можно только после установления доверительных отношений. В противном случае у них может возникнуть удивление. Задание они будут выполнять формально или вообще откажутся сотрудничать.

На последующих сессиях их проблемы обсуждались в метафорической форме. С интересом всеми тремя было встречено предложение рассказать от первого лица других героев сказки те же сюжеты. Это способствовало лучшему пониманию переживаний близких людей, подготавливало почву для изменения системы отношений. Несмотря на то что каждый из пациентов догадался, что сюжет рассказа отражает их проблемы, им было легче именно в такой форме обсуждать болезненные темы. Они быстро усвоили язык метафор и, не затрудняясь, разбирали с психотерапевтом различные варианты того, как в сказке могли бы развиваться события. Рассматривая повороты сюжета, они взвешивали все «за» и «против» возможных решений. Метафорическая форма беседы создавала эффект некоего абстрагирования от собственных проблем, позволяла взглянуть на них как бы со стороны.

297



Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 |

Оцените книгу: 1 2 3 4 5

Добавление комментария: