Название: Семейный диагноз и семейная психотерапия - Эйдемиллер Э. Г.

Жанр: Медицина

Рейтинг:

Просмотров: 1517

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 |



1.3. Нарушения жизнедеятельности семьи

1.3.1. Семья в трудной жизненной ситуации

На протяжении всего жизненного цикла семья постоянно сталкивается с трудными ситуациями, которые либо объективно нарушают жизнедеятельность человека или его семьи, либо субъективно воспринимаются им как сложные и потому не могут быть преодолены самостоятельно (Бойко В. В. с соавт., 1999; Эйдемил-лер Э. Г., Юстицкис В., 1999). В одних случаях такие ситуации бывают следствием неблагоприятного воздействия социальных процессов. В других — результатом действия горизонтальных и вертикальных стрессоров.

К первой группе (неблагоприятное воздействие социальных процессов) можно отнести следующие факторы:

1. Глобальные: войны, терроризм, экологические катастрофы, природные бедствия (землетрясение, наводнение), техногенные катастрофы (взрывы, пожары, аварии и пр.).

2. Макросоциальные: национальные и этнические противоречия, экономические кризисы, культурное противостояние, миграция и отрыв от родной среды.

3. Микросоциальные: конфликтные отношения с соседями, образовательными и производственными учреждениями, армией, правовыми институтами.

Ко второй группе — горизонтальным и вертикальным стрессорам — относятся такие:

1. Трудности, возникающие при переходе от одной стадии жизненного цикла к другой (заключение брака и приспособление к совместной жизни, налаживание отношений с родственниками, появление ребенка и его воспитание, уход детей из семьи и пр.).

2. Трудности, вызванные с необходимостью параллельного решения сразу многих проблем на определенной стадии жизненного цикла (одновременное ведение домашнего хозяйства, воспитание ребенка, завершение получения образования, освоение профессии и решение жилищной проблемы).

3. Трудности, связанные с неблагоприятными вариантами жизненного цикла (отсутствие в семье одного из членов, появление отчима, рождение внебрачного ребенка, наличие больного члена семьи, патологизирующее семейное наследование).

Базируясь на этих критериях, можно определить примерный круг семей, которые с наибольшей вероятностью будут нуждаться в оказании психологической помощи.

1.  Семья, проживающая в деструктивном районе (локального вооруженного противостояния, социальных или этнических конфликтов, экологического, экономического неблагополучия, пострадавшего от стихийного бедствия, техногенной катастрофы и пр.).

2. Семья на разных этапах жизненного цикла (молодые супруги без детей, ожидающие ребенка, с новорожденным ребенком, с ребенком дошкольником, младшим школьником, подростком и пр.).

3.  Неполная семья (оставшаяся без матери или отца в результате их смерти или развода).

4. Семья одинокой матери.

5. Семья многодетная.

6. Семья бездетная.

7. Семья с приемными детьми.

8. Совокупная семья (повторный брак).

9. Семья с проблемным членом (инвалидом, имеющим соматическое, психическое, инфекционное заболевание, с девиантным поведением и пр.).

10. Альтернативная семья (пробный или гражданский брак, семья с раздельно проживающими партнерами, гомосексуальная семья, конкубинат' и пр.).

1.3.2. Понятие семейного стресса и копинга

Многочисленные трудности, которые возникают перед семьей и угрожают ее жизнедеятельности, по силе и длительности своего воздействия подразделяются на острые и хронические. Примером первых может служить смерть одного из членов семьи, известие о супружеской измене, внезапные перемены в судьбе, материальном или социальном статусе (арест одного из членов семьи, крупная имущественная потеря, утрата работы), неожиданное и тяжелое заболевание. Хронические трудности: чрезмерная физическая и психическая нагрузка в быту и на производстве, сложности при решении жилищной проблемы, длительный и устойчивый конфликт между членами семьи, невозможность иметь ребенка и пр.

Воздействие сложных жизненных ситуаций на семью затрагивает разные сферы ее жизнедеятельности и приводит к нарушению ее функций: воспитательной, хозяйственно-бытовой, сексуально-эротической и пр. Эти нарушения неизбежно влияют на благополучие членов семьи, не позволяют им удовлетворять свои потребности, вызывают состояние внутреннего напряжения и дискомфорта, служат источником соматических, нервно-психических и поведенческих расстройств, тормозят развитие личности. Значимость ситуации для семьи в целом и каждого ее члена прежде всего зависит от того, насколько далеко идущие неблагоприят-

1 По определению сербского юриста М. Босанца (1981), конкубинат подразумевает длительный юридически не закрепленный союз мужчины и женщины, которая может иметь от него «внебрачного» ребенка. При этом у мужчины параллельно существует также официальная семья (жена и дети).

33

ные последствия она имеет. Например, бездетность для женщины, которая вышла замуж только ради того, чтобы в браке родить ребенка, а потом обнаружила, что ее супруг не может иметь детей, приведет к более катастрофическим результатам, чем для женщины, которая вышла замуж по любви. Точно так же потеря мужа-кормильца для женщины с маленькими детьми более трагична, чем для женщины с уже взрослыми и самостоятельными сыновьями.

Все семьи по-разному противостоят жизненным трудностям. Для одних последствием неблагоприятных воздействий будет нарастание нарушений в жизни семьи: повышение конфликтности, снижение удовлетворенности семейной жизнью, болезни, развод и пр. Другие, напротив, увеличат свою сплоченность и умножат усилия для преодоления кризиса и сохранения семьи.

Неодинаковая устойчивость семей к сложностям объясняется по-разному. Чаще всего говорят об определенном механизме, обеспечивающем достижение успеха, — о копинг-стратегии «решения проблем», о семьях, умеющих справиться с проблемой (ее опознать, проанализировать, выдвинуть версии решения и выделить из них наиболее удачную). Одной из первых работ в этой области была монография Р. Хилла (Hill R., 1946), в которой автор описал модель семейного кризиса в период длительного отсутствия отца и концепцию семейного копинга — со-владания с семейным стрессом. Согласно АВСХ — модели Хилла, — семейные кризисы (X) зависят от следующих факторов: стрессора (А), семейных ресурсов (В) и субъективной интерпретации стрессора в семье (С). К семейным ресурсам — особенностям семьи, которые ей позволяют легче приспособиться к неблагоприятным условиям, — относят: гибкость взаимоотношений между родственниками, среднюю степень четкости в формулировке ролевых ожиданий, сплоченность семьи, открытость в восприятии окружающего мира, то есть отсутствие тенденции игнорировать какую-либо часть информации о нем (Reiss D. Е., 1981). Психологические исследования и психотерапевтический опыт подтвердили, что развитие способности семьи справляться с трудностями, с которыми она сталкивается, подготовка к ним повышают ее устойчивость к стрессу. В то же время конструктивное решение проблем зависит не только от интеллектуальных возможностей членов семьи, но также от их личностных особенностей: способности к самоограничению, уменьшению уровня потребления, готовности принимать на себя большие нагрузки, волевых качеств, стремления к взаимопониманию и компромиссам.

В дальнейшем представления Хилла были уточнены и развиты. Основное внимание стали уделять дополнительным стрессорам, которые возникают как последствия дисфункционального копинга — невозможности совладания с первичным стрессором (например, с таким событием, как развод), что порождает новые сложности (бессонные ночи, чувство одиночества, тревогу за будущее детей, оставшихся без одного из родителей), которые вызывают новые процессы когнитивной оценки ситуации, новые эмоции и дальнейшие копинг-ответы (McCubbin H. J., Patterson J. К., 1983; Burr W. R., Klein S. R., 1994).

Большинство исследователей рассматривают семейный стресс как критическое жизненное событие, которое нарушает гомеостаз семьи. Такое событие требует долговременных усилий по приспособлению и даже изменения семейной системы. Однако семейный стресс можно также рассматривать как последовательность

34

ежедневных фрустрирующих событий, с которыми человек должен справляться в повседневной жизни, чтобы сохранить семью в целостности (Абабков В. А. с со-авт., 1999). Выделение конкретных микроэпизодов и представление о механизмах совладания с такого рода стрессом помогают точнее понять причины последующих стратегий семьи в трудных жизненных ситуациях. Например, в группах семей, включающих больных неврозами, главными микрострессорами были: у отцов'— ссоры с женой, детьми, коллегой по работе; у матерей — собственная болезнь, ссора с ребенком, их собственное будущее; у их детей — ссоры с родителями, братом или сестрой, другом или подругой. В группе семей здоровых лиц: у отцов — недостаток денег, ссора с женой, текущая работа; у матерей — ссоры с ребенком и мужем, избыток производственных обязанностей; у их детей — ссоры с родителями, друзьями, избыток школьных домашних заданий. При этом тип семьи (а не наличие или отсутствие больного неврозом) определял выбор конструктивного копинг-поведения «решения проблем». Эта стратегия была больше присуща семьям гибкого связанного типа (по шкале FACES-3), то есть семьям со сбалансированными уровнями сплоченности и адаптации (см. главу 2). Полученную закономерность можно объяснить, используя понятие латентного семейного нарушения, предложенного Э. Г. Эйдемиллером и В. Юстицкисом (1999).

1.3.3. Латентное семейное нарушение и его причины. Семейный диагноз

Латентное семейное нарушение — это такое нарушение, которое не оказывает существенного отрицательного воздействия на жизнь семьи в обычных условиях, однако играет значительную роль в трудных жизненных ситуациях, определяя неспособность семьи им противостоять. Как в норме, так и при кризисе члены семьи общаются, испытывают друг к другу определенные чувства, распределяют между собой права и обязанности, выполняют разнообразные семейные функции. В обычных (а тем более «тепличных») условиях определенные нарушения во всех этих сферах вполне допустимы (не слишком значительные осложнения взаимопонимания, умеренно выраженная конфликтность, пониженная способность членов семьи регулировать уровень требований друг к другу) и не влияют негативно на жизнь семьи в целом. Однако в трудных ситуациях характерной для семьи степени взаимопонимания, привязанности и устойчивости к стрессу оказывается недостаточно. Вот здесь-то и проявляется разница в реакциях на проблемы. В семьях, где латентных нарушений нет или они минимальны, оказывается возможной внутренняя мобилизация. Там, где есть такие нарушения, это трудно осуществимо. В результате формируются предпосылки для возникновения семейно-обус-ловленных психотравмирующих состояний: глобальной семейной неудовлетворенности, «семейной тревоги», чувства вины, непосильного нервно-психического и физического напряжения (Эйдемиллер Э. Г., Юстицкис В., 1999; Системная семейная психотерапия, 2002).

Представление о латентных нарушениях дает возможность более точно и разносторонне понять особенности функционирования семьи в критические момен-

35

ты. В соответствии с этими представлениями трудные условия (семейный стресс) не просто выступают как фактор, нарушающий те или иные стороны жизнедеятельности семьи, но также как индикатор, выявляющий именно латентные нарушения ее жизнедеятельности, в свою очередь определяющие стратегии совлада-ния (семейный копинг) с проблемой.

Латентные семейные нарушения могут быть обусловлены действием двух сил: а) особенностями внутрисемейных отношений и б) индивидуально-психологическими особенностями членов семьи. В первом случае в качестве латентных можно выделить следующие осложнения внутрисемейных отношений:

— нарушение представлений родственников о семье и личности друг друга;

— нарушение межличностных коммуникаций в семье;

— нарушение механизмов интеграции семьи;

— нарушение структурно-ролевого аспекта жизнедеятельности семьи. Во втором случае в их основе будут лежать:

— сексуальная дисгармония супругов;

— психологическая несовместимость (противоречие темпераментов, акцентуаций характера, эмоциональных отношений);

— несовместимость уровня духовности и культуры (различие в ценностных ориентациях, уровне образования, социальном происхождении, культурных нормах и традициях и пр.).

Все вышеизложенное показывает, насколько сложным, многоуровневым и дифференцированным должен быть подход к пониманию семьи и оценке ее благополучия. В следующей главе мы рассмотрим методы семейной диагностики, которые позволяют выявить явные и скрытые семейные нарушения и установить семейный диагноз. Под семейным диагнозом мы понимаем, во-первых, выявление в жизнедеятельности определенной семьи тех нарушений, которые способствуют возникновению и сохранению у одного или нескольких ее членов трудностей в повседневной жизни и нервно-психических расстройств. Во-вторых — определение тех психологических особенностей семьи и ее членов, от которых зависит коррекция этих нарушений и которые, соответственно, нужно учитывать при выборе метода оказания психологической помощи (семейного консультирования или психотерапии) и при ее осуществлении.



Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 |

Оцените книгу: 1 2 3 4 5

Добавление комментария: